10.03.2016

«Шокирующая смена пола - братья Вачовски теперь сестры!!!» Заявление Лилли Вачовски о своем трансгендерном переходе

    9 марта режиссер «Матрицы» Лилли Вачовски, ранее известная как Энди, сделала камин-аут и рассказала, что является трансгендерной женщиной, как и её сестра Лана. Для издания Windy City Times она написала специальную колонку, перевод которой сделали активисты питерской ЛГБТ-группы «Выход». Out Loud приводит текст заявления Лилли полностью.


    Лилли Вачовски

    Лилли Вачовски


    «Шокирующая смена пола - братья Вачовски теперь сестры!!!». Это заголовок, которого я ждала весь последний год. До настоящего момента, с ужасом и/или громовым гневом. Несколько раз эти «новости» почти вышли. И каждый раз начинался с того, что мой агент отправлял мне зловещие письма - журналисты просили моего заявления по поводу истории «Энди Вачовски и его транссексуального перехода», которую они хотели опубликовать. У меня было подготовлено заявление на случай публичного аутинга. На одну часть оно состояло из дерьма, на другую - из уксуса, и еще на 12 - из бензина.

    В этом заявлении было много политически правильных мыслей об опасностях аутинга для транс*людей, ужасы статистики суицидов и убийств. А еще добавила немного саркастичной инфы: на самом деле, мой отец сделал себе в яички инъекцию крови богомола, прежде чем зачать каждую из нас, чтобы произвести на свет супер-женщин, одержимых господством женщин. Да, очень саркастично.

    Но заявления не случилось. Истории не опубликовали: они были по сути непристойными и могли нанести ужасный ущерб. А поскольку я оптимистка, я с радостью списала это на то, что редакторы изданий провели работу над собой.

    А прошлой ночью, когда я собиралась пойти поужинать, прозвенел дверной звонок. На моем крыльце стоял человек, которого я не узнала.

    «Это может показаться немного странным», - сказал он с английским акцентом.

    Я помню, что вздохнула. Иногда быть оптимисткой - очень сложная работа.

    Он начал объяснять, что он журналист из Daily Mail - самого большого новостного сервиса в Великобритании, который уж точно нельзя назвать желтой прессой. И еще он сказал, что мне необходимо сесть с ним где-нибудь завтра или послезавтра или на следующей неделе, чтобы он смог сфотографировать меня, а я бы рассказала свою историю - такую вдохновляющую! Ведь я не хочу, чтобы за мной следили журналисты из каких-нибудь желтых газетенок, правда же? Да кстати, Daily Mail - это совершенно не желтая пресса.

    Моя сестра Лана и я, в основном, избегаем прессу. Для меня говорить о моем искусстве - раздражающе утомительно, а говорить о себе - совершенно унизительный опыт. Я знала, что в какой-то момент мне придется сделать публичный камин-аут. Знаете, когда вы трансгендерный человек и живете открыто… ну, спрятаться сложно. Я просто хотела... мне просто нужно было время, чтобы собраться с мыслями и почувствовать себя комфортно.

    Но, очевидно, не мне выбирать.

    После того, как он оставил мне визитку, и я закрыла дверь, на меня снизошло озарение. Я поняла, где слышала о Daily Mail. Это «новостная» организация, которая сыграла большую роль в публичном аутинге Люси Мэдоуз, учительницы начальной школы и транс*женщины из Великобритании. В передовице этой «не желтой газеты» ее описали как демоницу, оказывающую разрушительное влияние на хрупкую невинность детей. Они подытожили свою статью так: «он не только заключен в неправильном теле, он еще и занимается неправильной работой». Я знала об этом не потому, что она была транс*женщиной. Я знала об этом потому, что три месяца спустя после публикации статьи в Daily Mail, Люси покончила с собой.

    А теперь они были здесь, у моей парадной двери, как будто хотели сказать... «Вот еще один! Тащите его, тащите, чтобы все на него посмотрели!»

    Быть трансгендерным человеком непросто. Мы живем в навязанном большинством бинарном мире. Это значит, что если ты трансгендер, то будь готов к тому, что остаток жизни тебе придется прожить в открыто враждебном мире.

    Мне повезло. Меня поддержала семья, у меня была возможность оплатить услуги врачей и психологов, что дало мне шанс пережить процесс. У трансгендерных людей без поддержки, средств и привилегий нет такой роскоши. И многие не выживают. В 2015 году статистика убийств трансгендеров достигла своего рекорда в этой стране. Непропорционально огромная доля жертв - цветные транс*женщины. И это только зафиксированные убийства, а поскольку транс*люди не вписываются в простенькую бинарную статистику убийств это значит, что настоящие цифры еще ужаснее.

    И несмотря на то, что мы прошли долгий путь от «Молчания ягнят», в СМИ нас продолжают демонизировать , изображать потенциальными хищниками, настолько опасными, что нам нельзя даже сраным туалетом воспользоваться. Так называемые туалетные законы, которые вдруг начали возникать по всей стране, не обеспечивают безопасность детей. Они заставляют транс*людей использовать туалеты, в которых их могут побить или убить. Мы не хищники, мы добыча.

    Ну так вот, я трансгендерная женщина. И да, я сделала переход.

    Я открыта перед друзьями и семьей. На работе люди в основном тоже знают. Всем нормально. Да, спасибо моей замечательной сестре - они это уже делали, но спасибо и им - они прекрасные люди. Без любви и поддержки моей жены, друзей и семьи меня бы не было там, где я сейчас.

    Но эти слова, «трансгендерность» и «переход» даются мне с трудом, потому что оба слова лишились своего сложного значения, когда встроились в мейнстрим. В них больше нет оттенков времени и пространства. Часто считается, что быть трансгендерным человеком - значит существовать в крайних категориях мужского или женского. А «переход» понимается как нечто мгновенное и однократное, предполагая «до» и «после», от одного полюса к другому. Но реальность, моя реальность, такова, что я совершала переход и буду совершать переход всю свою жизнь, сквозь бесконечность, которая существует между мужским и женским, как между нулем и единицей бинарной системы исчисления. Мы должны подняться над простотой бинарности. Бинарность - ложный кумир.

    Гендерная теория и квир-теория делают больно моему маленькому мозгу. Сочетания слов, подобно джазовой импровизации, звучат бессвязно и неблагозвучно для меня. Я стремлюсь понять квир- и гендерную теорию, но это борьба, сравнимая с внутренней борьбой за понимание моей собственной идентичности. У меня в офисе висит цитата из Хосе Муньоса, которую подарил мне хороший друг. Я глазею на нее в раздумьях, пытаясь расшифровать ее значение. Но последнее предложение отзывается во мне: «Квирность - это по сути своей об отрицании здесь и сейчас и настоянии на возможности другого мира».

    Поэтому я продолжу быть оптимисткой, и я подставлю плечо в сизифовом труде прогресса, и всем своим существом буду примером возможности другого мира.


    Лилли Вачовски

    Перевод: Марк Кандольский и Джонни Джибладзе

    801
    iOnline.travel
    Получать новости
    Рубрики

    О проекте

    Контакты

    Напишите нам

    Социальные сети
    TwitterFacebook Вконтакте
    RSS канал
    Подписаться на rss канал сайта