31.03.2015

«Нигде меня не пытались заклевать так, как в ЛГБТ-среде»

    История о том, как можно спокойно жить
    в семье на троих с ребенком

    Казалось бы, ЛГБТ-сообщество как никакое другое, должно проявлять максимум терпимости и толерантности, принимать человека таким, каков он есть, со всеми его особенностями. В крайнем случае, если не принимать, то хотя бы не осуждать и не выказывать ему свое недовольство тем, что он живет не так, как другие. История нашей героини полностью опровергает бытующее мнение.

    Диана (имя изменено – прим. OutLoud) и ее близкие уехали не просто из Санкт-Петербурга. Они уехали из России. Когда ей задаешь вопросы о семье, отношениях, о том, как воспитывать ребенка с партнером твоего же пола, как выстраивать общение с отцом, она отвечает неохотно. Наболело. Вспоминать о том, как все это далось, не очень приятно. Скорее, потому, что тебя стали осуждать «свои» же люди.

    — Мне было двадцать два года, когда я вышла замуж, — вспоминает Диана. — Когда мой будущий муж сказал мне, что не хочет со мной просто встречаться, а хочет жениться, я подумала: А почему бы и нет?

    — Предложение он мне сделал в непроходимом лесу, когда наша туристическая группа сбилась с пути и сутки шла по бездорожью. Я ответила согласием. Мне казалось правильным быть вместе с человеком, с которым спокойно, интересно и весело. Мне и сейчас так кажется. Ребенок у нас появился тогда, когда условия для его появления оказались самыми благоприятными: родственники и прочие доброхоты, капающие на мозг о том, что надо рожать, были далеко, а иностранная клиника близко.

    Доброхотов, к слову, было немало, особенно считавших себя обязанными принять самое непосредственное участие в разрешении любовного треугольника, который и так, особенно если две стороны одного пола, очень часто разрешается в пользу последних. Однако в случае Дианы такого не произошло. Решение о разводе не принято до сих пор. Наша героиня не может однозначно ответить на вопрос, почему так. Она, ее партнерша, ребенок и муж живут вместе, и это вызывает особое негодование среди ЛГБТ-сообщества.

    — Так как мое решение не было в секрете, на мою партнершу вылилась куча грязи от «настоящих» лесбиянок, которые не поленились написать ей как в социальных сетях, так и на почту, — делится Диана, — письма были очень грубые.

    Камин-аут перед мужем и родственниками был не из легких. После месяцев потраченных нервов Диана все сказала как есть. Муж ответил: «Не надо было так долго молчать!», мама сказала: «Она совсем не красивая!». Сейчас в ее семье всё уже устаканилось.

    — А ребенок? Как он отреагировал? Как ему объяснялась сложившаяся ситуация? — спрашиваю Диану.

    — Мы ехали в трамвае, ребенок на весь вагон спросил: «Можно ли вас называть лесбиянками?», и я сказала, что лучше бы «нет» и что это не трамвайный разговор. Отношения объясняю легко: мне нравится проводить свою жизнь с этим человеком. Собственно, мои слова ничем не отличаются от тех, которые я говорю про мужа.

    Впрочем, «специфика» семьи ни для кого не секрет. Да и сложно не знать! Однако вслух задавать вопросы вроде «кто с кем и что как» здесь не принято, многие с радостью бывают в доме семьи. Как любит шутить Диана, у них к тому же очень вкусная шаверма!



    Последние годы семья не живет в России, поэтому о проявлении агрессии и ярой гомофобии речи не идет. Был только один прецедент, когда общение пришлось прервать: муж Дианы изложил гомофобной французской паре свой взгляд на легализацию однополых браков во Франции. Позиция россиян не совпала с мнением французов.

    Жизнь своего ребенка девушка видит вне Родины.

    — Без войны, без России – таким я вижу будущее для своего ребенка, а еще хороший университет и, конечно, счастье. Меня пугает большинство законов, принятых в нашей стране за последнее время и попавших в новостные ленты.

    Отвечая на вопрос, есть ли различия в воспитании детей в однополых и гетеросексуальных семьях, Диана говорит, что не знает статистики, но склонна связывать это не с типом семьи, а с личностями взрослых, которые занимаются воспитанием.

    — А Вы чему учите своего ребенка? Распределение по ролям в Вашей семье есть?

    — Учу самостоятельности, самоуважению, а еще писать книги, с математикой не задалось, — рассказывает она. — Самое главное — учу думать.

    — Наш быт построен так, что в нем нет специфически мужских и женских дел, а те, что есть, мы пытаемся свалить на ребенка, но это частенько не прокатывает! Осталась последняя надежда – обучить домоводству собаку или кроликов.

    Общих детей с партнершей у Дианы нет, но она «за». На вопрос же, считает ли Диана свою семью особенной, она отвечает кратко:

    — О, да!

    Автор: Анна Шерер
    Иллюстрации: Nesluchajno (vk.com/nesluchajno)
    974
    iOnline.travel
    Получать новости
    Рубрики

    О проекте

    Контакты

    Напишите нам

    Социальные сети
    TwitterFacebook Вконтакте
    RSS канал
    Подписаться на rss канал сайта