АНИМЭЙТ v.3.5

Картина дня

Картина дня

Мероприятия

Константин Райкин рассказал историю подростка-гея

Спектакль Все оттенки голубого в Сатириконе


Корреспондент Out Loud посмотрел «Все оттенки голубого»


В московском театре «Сатирикон» состоялась премьера спектакля «Все оттенки голубого». После первых же показов постановку можно смело назвать самой нашумевшей в уходящем сезоне. Ведь на сцене – история жизни и смерти юноши-гея.
 
- Все началось с простой фразы: «Мама! Папа! Я – гей!». 

Конечно, все было не так просто. Просто, это если бы было вот так: 

- Мама! Папа! Я – гей!

- Ну, и хорошо! А я беляшей нажарила. Пойдемте ужинать! – без эмоций отвечает мама. 
 
Вот это просто. Но все было не так...

15-летний Мальчик в узких джинсиках стоит посередине сцены и кажется, не моргая, вглядывается в темный зал. За ним, полукругом, остальные герои действа: родители, бабушка, одноклассники, друзья. 


Спектакль Все оттенки голубого в Сатириконе
 

Впервые пьеса Владимира Зайцева «Все оттенки голубого» (по мотивам реальных событий, как указано в афише) прогремела в прошлом году на фестивале современной драматургии «Драма Новый Код» в Красноярске, где заняла первое место. В Москве пьесу узнали, благодаря фестивалю «Любимовка». «Живая, талантливая пьеса, написанная в 2014 году, сердечная, эмоциональная, полная юмора и горечи, - говорит о произведении режиссер-постановщик спектакля Константин Райкин. - Она очень откровенно и честно освещает вопросы, которые на отечественной сцене поднимать было не принято. Это жесткий разговор про современную жизнь, давно такого не читал». 

В одном обычном российском городе N живет обычная семья: папа, мама, сын. За многолетнюю супружескую жизнь родители давно уже позабыли о каких-либо чувствах друг к другу. Впрочем, как давно уже не задумывались о том, чем живет их сын. Сыт-обут-одет и хорошо! Все так, как и во многих наших семьях.

А Мальчик между тем, все чаще задумывается о том, что же странного с ним происходит. Мысли о любви к таким же парням, одолевают его денно и нощно. Убегая от них, он пытается пробовать «как все». Двухнедельная дружба с одной девочкой, затем с другой, поцелуи с ними, - не вызывают никаких эмоций. И только оказавшись в другом городе в одном номере гостиницы с красавчиком парнем, Мальчик понимает, что влюбился в Егора. Именно там он и пробует все то, что с детства манило к себе. Но первое разочарование – парень уезжает к себе в город, где его ждет прежняя любовь. Лишь слова на прощание: «Ну, не злись, мне правда было с тобой хорошо. И я искренне желаю тебе найти такого человека, с которым у тебя будет настоящая любовь, как у нас с Андреем. Пусть даже если  им окажется женщина, так может быть даже будет лучше, по крайней мере тебя не будут ненавидеть. А теперь прощай, мне действительно было хорошо».

Мальчик снова остается один наедине со своими мыслями и фантазиями. Скрывая от всех свою сущность, он лишь во снах проживает ту жизнь, о которой мечтает. Вот он рассказывает родителям о своей ориентации и те, принимают его таким, какой он есть. А вот он снова встречает своего возлюбленного. Только во снах он может быть самим собой. 

Но в жизни все по-другому. Родители объявляют о разводе. Пытаясь спасти их брак, мальчик рассказывает папе, маме и бабушке о своей ориентации. Действительно, общая «беда» родителей сближает. Вместе они пытаются «спасти» Мальчика. Сеансы у экстрасенса-бесогона, проститутка, нанятая отцом для сына, посещение музея, где представлены скульптуры голых женских тел, - все пустое. Мальчик упорно не желал отказываться от своей голубой мечты. И вот крайняя мера – клиника для наркозависимых. Загашенный уколами и таблетками, Мальчик умирает в клинике, увидев свой последний сон, в котором родители приезжают к нему, забирают домой со словами: мы тебя любим, прости нас, поехали с нами...


Спектакль Все оттенки голубого в Сатириконе


Спектакль напоминает американские горки: то зритель хохочет над солдафонским юмором папы Мальчика или над излишне активной девочкой – подружкой главного героя. В следующей сцене – уже слезы над очередной нанесенной мальчишке обиде. После спектакля зрители еще долго не спешат уйти из театра, толкутся в фойе. Ошарашенные, пытаются прийти в себя, размышляют, обдумывают. Действительно, увиденное заставляет задуматься. О том, почему мы даже не пытаемся понять внутренний мир другого человека, с молотком, с особой агрессией вламываемся в личное пространство, хотим перестроить, перекроить, чтобы «как все, как у всех».
 
«Я его боюсь, ты понимаешь это? Боюсь. Ничего не боюсь, смерти не боюсь, убивать не боюсь, а его боюсь. Как в глаза ему смотреть не знаю, как представлю, что он с другими этими своими делает, аж передергивает всего. А ведь  он мой сын, мой… Моя плоть, моя кровь, мое продолжение…», - говорит папа главного героя, уничтожая своего сына. 


Олег Перанов

Автор:

Не указан

Фото:

Не указан

Дата публикации:

03.06.2015

Обзор: Геи, лесбиянки и религия в рекламе

UNHCR on Youtube

Новости разделов

Сильные фото и видео с разгона ЛГБТ-демонстрации в Лиме

«Квир» должен умереть

Им удалось стать гетеросексуалами

Входя на сайт, вы подтверждаете, что вам уже есть 18 лет, и вы имеете право знакомиться с размещенной на сайте информацией.