09.03.2013

ДЕТИ-404. МЫ ЕСТЬ

 

Журналист Лена Климова, автор публикаций «Государство-извращенец» и «Дети-404»

 

Out Loud совместно с журналистом Леной Климовой
объявляют фотоакцию «Дети-404. Мы есть».

 

ЛГБТ-подростки. Те, кому нет 18 лет.
Вас называют детьми, хотя вы повзрослели раньше своих сверстников.
Вас временами унижают, хотя вы достойны уважения, понимания и любви, как каждый человек.
Вы много значите для этого мира!
Вы такие же люди, как все.

Многие говорят, что вас не существует.
Но вы – есть. И вас должны услышать.

Out Loud совместно с журналистом Леной Климовой, автором публикаций «Государство-извращенец» и «Дети-404», объявляют фотоакцию «Дети-404. Мы есть».

Вам есть что сказать?
Не молчите.

Присылайте свои фотографии: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. .
Анонимность гарантируется.
Не показывайте лица.
Напишите и покажите то, что вы хотите сказать.

Мы с вами.

Проект в Фейсбуке и Вконтакте

linia punktir

 

deti404 113

Здравствуйте. Я хочу поддержать подростков, детей-404. Вы есть! Вы существуете и сталкиваетесь каждый день с такими трудностями, что не всем взрослым понять.

Я работаю учителем истории и обществознания второй год, в общеобразовательной школе в городе с населением 450 тыс. человек. Не так уж и много, правда? Я бисексуальна, догадывалась всегда, осознала и приняла себя довольно поздно. Постоянно читаю ваши истории, и мне часто становится грустно и обидно за свою профессию, даже стыдно... Но знайте, что и среди преподавателей вы можете найти поддержку! Хороший учитель никогда не будет подавлять любого ребенка, а наоборот, поможет ему раскрыться. Если ваши учителя не такие – вы можете не называть их учителями, они просто проходящие мимо люди, которые ничего ценного вам не дадут...

Дети-404, вы не одни! Всегда найдутся люди, способные вам помочь, главное – не переставайте их искать!
Ольга Владимировна, 23 года

 

linia punktir

 

deti404 112

Дети-404 – мы такие же, как вы! И мы имеем право на существование!
Рей, 16 лет

 

linia punktir

 

deti404 111

Здравствуй, человек.
Мне 16 лет, и я... Такой же человек, как и ты. Да, прежде всего я человек. А потом уже лесбиянка, дочь, подруга, кто-то еще.
Вот я слушаю то, что говорят те странные существа, слушаю, как они упрекают меня за то, кто я есть, ненавидят меня, не зная вообще, что я, кто я, желают мне смерти...
И ощущаю себя отвратительной, неправильной, нелюдем.
Но получается, что не мы нелюди, а они – те, кто готов избивать, травить и отстреливать не таких.
Но почему-то они упорно продолжают называть себя людьми.
Я не понимаю...
Я боюсь сказать отцу о том, кто я. Он убежден, что педофилы и гомосексуалы – одно и то же. Он может с легкостью пришибить меня за то, что я люблю. Поздравляю, папочка, твоя дочь – педофил! И кого волнует, что я еще несовершеннолетняя...
Я боюсь признаться друзьям, потому что не хочу, чтобы от меня отворачивались, как отвернулся человек, которым я дорожила больше всего.
Я не хочу, чтобы меня боялись.
Я не хочу прятаться на фэйковых страницах, под чужими именами, лишь бы не узнали.
Я хочу любить людей, помогать им становиться счастливее, быть частью общества, но это общество меня упорно отталкивает. Кто-то мне предложил жить так, чтобы никто не узнал о моей ориентации. Так что ж это за жизнь-то такая? Жить в страхе и сдохнуть в «счастливой старости», подобно пескарю Салтыкова-Щедрина? Нет уж, увольте.
Эй, Милонов и Ко, видите – я есть, я существую. Я ничего не пропагандирую, кроме любви. Любви ко всему человечеству.
И я говорю, что рано или поздно общество примет нас такими, какие мы есть, только вот мы сами должны прекратить молчать.
Анжела, 16 лет

 

linia punktir

 

deti404 108

Дети-404! Здравствуйте! Вас теперь принято так называть. А я бы хотела сказать: не 404 и уже не дети. С ранних лет вы осознаете свою особенность. Хотя в большинстве случаев это не так. Вы почти такие же, как все, просто люди. Имеющие право любить, быть услышанными и не скрываться.

Я пишу этот сумбурный текст, чтобы поддержать вас с высоты своей 26-летней жизни. Я не такая юная, но и не такая взрослая. У меня много знакомых и 13-, и 18-летнего возраста.

Не бойтесь. Никого и ничего не бойтесь. Вы уже сильные. Сила в вас самих. Осознать и принять себя часто тяжело, но вы сделали это. И это прекрасно.
...Мне было 11, когда я подсмотрела ночью в телевизоре двух женщин в эротической программе. В голове моей щелкнул тумблер, и я четко осознала: я, наверное, би. Прошло много лет, прежде чем я полностью поняла свою идентичность. И я очень счастлива.

Мне не было так трудно с мамой, которая с ранних лет не скрывала от меня знакомых геев. Мне не было так трудно с отцом. Хотя остальная часть семьи попросту не знает. Моя мама удивительная. Она приходила ко мне на проект «Живая библиотека» и рассказывала посетителям, что давно замечала мою гомосексуальность, что не видит в этом ничего плохого, что, когда мне было пять лет, она иногда захаживала в гей-клубы. Она видела те времена, что я как активист еще не успела застать. И знать, что хоть тебя и не поддерживают в «этих твоих митингах» (мама не любит любые массовые сборища), но просто поддерживают («Пусть твоя девушка приезжает»), – это помогает жить.

Найдите человека, который поддержит вас. Пусть незнакомого, пусть просто на просторах Интернета. Говорите себе и другим: я не буду молчать, я выхожу из шкафа. Напишите мне, например. Будет легче, обещаю.

Всё, что делают сейчас активисты ЛГБТ, не только ради них самих и взрослых. Мы понимаем, что нам потом рожать детей. Что нам потом жить. И мы понимаем, что мы боремся и за вас. Я обещаю, клянусь, что никогда не оставлю активизм и буду делать всё, что в моих силах. Потому что знаю, что такое гомофобия. А вы... вы не должны это знать. У кого-то школа, у кого-то колледжи, институты, первая любовь, проблемы социализации и выбора в жизни. У всех вас будут проблемы. Такие же и одновременно не такие. Не бойтесь. Это просто жизнь. А в жизни главное – иметь веру, надежду, любовь и неутомимость духа.

Дети! Дети-404! Уже такие взрослые люди! Держитесь. Мы с вами. В конце концов, нас 7 миллионов человек. Мы справимся.
Нюта Гинсбург, 26 лет

 

linia punktir

 

deti404 109

Я сталкивалась с непониманием родителей и жестоким обращением сверстников. Когда училась в школе, я влюбилась в одноклассницу. После моего признания она решила рассказать об этом всем знакомым. Люди обсуждали меня, считали изгоем, говорили за спиной: «Быть лесбиянкой – грязно». Мне пришлось перейти в другую школу, но там всё повторилось. Естественно, пришлось терпеть, ибо сил не было противостоять такой ненависти. Чуть позже я рассказала папе о своей ориентации. Поддержки я не дождалась, он довольно долго не разговаривал со мной. До сих пор мы не затрагиваем эту тему.

Сейчас я учусь в колледже, меня приняли и поняли. Мама тоже принимает меня, а с отцом ситуация не изменилась. Но я всё равно счастлива. Меня окружают замечательные люди, появились друзья. Благодаря Интернету я понимаю, что не одна.

Дети-404! Мы вместе справимся со всеми трудностями! Будьте сильными и не давайте людям давить на вас.
Аня, 16 лет

 

linia punktir

 

deti404 107

Я живу в очень маленьком городке, где почти все друг друга знают. Наши подростки, окончив школы, бегут в другие города, где есть будущее, образование и хорошая работа. Здесь очень мало таких же, как мы с вами, ребята. Но даже в таких захолустьях мы есть.

Мне было всего шесть лет, когда мне впервые понравился кто-то. Семь лет я была влюблена в парня, который затем окончил школу и переехал в другой город, а я осталась. После него я встречалась с парнями. Их было двое, но ни с одним я не испытывала ровным счетом ничего. Не сказать, чтобы мне было неприятно находиться рядом с ними, но меня не покидало постоянное напряжение, дискомфорт и тревога.

Излюбленным моим занятием был поиск друзей в Интернете. Так я познакомилась с одним человеком, живущим не так далеко от меня: нас разделяло всего четыре часа разницы в часовых поясах и три дня на поезде. Это оказался парень, противоположный мне во всем. Я человек замкнутый, спокойный, домашний, но с бойким и вспыльчивым нравом, ревнивая и категоричная. Он же был любителем шумных компаний, старался бывать везде, путешествовать, изучать что-то новое и знакомиться с новыми людьми. Мы, такие разные, все равно общались. И однажды он сказал, что любит меня.

...А затем я стала обнаруживать странности в его поведении. Нежелание звонить в скайпе, показывать лицо... Ближе к зиме я буквально заставила этого человека признаться, что он все-таки девушка.

Она пропала, не оставив никаких контактов.

Под Новый год у меня появилось очень много проблем, было тяжело и не празднично, и чудо совершилось с опозданием на месяц. Ко мне вернулась моя девочка. Приняв себя, она сказала, что хочет снова быть рядом. Я поняла, что она та самая, которую я искала. С ней мне легко и спокойно, я испытываю к ней самое теплое чувство. И, смотря в ее глаза, я вижу в них только любовь. Такая любовь не всегда есть у гетеросексуальных пар. Я не вижу ничего плохого в нас с ней.

Сейчас прошло полгода, осталось потерпеть еще полтора до нашей встречи и еще два до того, как я соберу чемоданы и поеду прямиком в новую жизнь к девушке, которую люблю.

Мои друзья приняли меня такой, как есть. Мама пока не знает, но скоро и она узнает. Потому что я такая, какая есть, я – это я, и я счастлива.

Ребята, угнетенные, сомневающиеся или те, кто просто не может в эту минуту быть рядом с любимым человеком, не отчаивайтесь! Всегда есть те, кто готов будет искренне поддержать вас. Мы рядом, мы есть. Всё будет, не время опускать руки. Не бойтесь искать себя.
Д., 16 лет

 

linia punktir

 

deti404 106

Мне без нескольких дней 17, и я очень хочу жить.
Но, по мнению общества, я неизлечимо болен тем, что люблю человека своего пола. Не каких-то абстрактных людей, а одного конкретного человека.
Они говорят, меня не существует.
Они говорят, я второсортен.
Они говорят, у меня нет будущего.
Они доводят всё до абсурда.
Кто пропагандировал мне мою жизнь и мою личность? Кого нужно за это наказать?
Меня видят то ли козлом отпущения, то ли орудием воздействия.
Меня не видят, но замечают, когда в метро я беру за руку любимого человека.
Меня не видят, но заглядывают в лицо, чтобы узнать, кто я.
Я – ребенок-404. Дефект в слаженном механизме, ущербный винтик.
Я хочу перестать прятаться и врать.
Я очень хочу жить.
Аноним

 

linia punktir

 

deti404 105 

Привет. Мне всего 14, и я лесбиянка. Поняла я это чуть больше года назад. И «принятие себя» проходило очень тяжело, была попытка самоубийства, и не одна. Спасла музыка, как ни странно. Моя музыка – мой мир. Мир, в котором никто меня не осуждает, не советует лечиться. Мир, в который можно хоть на чуть-чуть спрятаться от реальности.

Я победитель многих олимпиад, пишу стихи, рисую. Я такой же человек, как и вы, и хочу тепла и поддержки.
Но – я ребенок-404, меня официально не существует. Ошибочка вышла: я есть. И никто не сможет помешать мне просто жить, просто любить, просто быть счастливой.

Очень хочется подойти и обнять каждого, кто сейчас одинок. И больно за каждого, кого хоть раз в жизни ударили, избили, обозвали из-за того, что он – «неправильный». Держись, друг, и будь самим собой, несмотря ни на что!
«Я так люблю свою страну, но ненавижу государство».
MeinHerzBrennt

 

linia punktir

 

deti404 104

Мне недавно исполнилось 17 лет.

Как принято говорить, в один прекрасный день я осознал, что я «не такой». Я влюбился: первая любовь, умиление, радость. Я влюбился в парня и не нашел ничего странного в этом. Поначалу. Затем влюбленность прошла, меня настигла новая. Это была девушка. Знаете, вот я не вижу разницы. Да, по-другому, но это чувство так же прекрасно.

Спустя еще полгода меня познакомили с главой одной из ЛГБТ-организаций Москвы. Мне было интересно ходить на мероприятия. Но я внезапно обнаружил, что большинство мероприятий не адаптированы для подростков. Тогда я и решился кинуть клич, чтобы найти таких же, как и я, молодых, радужных, активных.

У меня уже были некоторые знакомые, но тут их количество возросло в разы. У каждого нового знакомого находился еще один-два-три-десяток. Так и родилась наша квир-организация. Мы собирались в назначенном месте икс, делились друг с другом мыслями, переживаниями, новостями. Часто я рассказывал что-то новое для них.

В 16 лет я создал этот проект.

Вы спросите, а почему о нас не пишут на всех новостные лентах, это же невероятно! Целая организация, где состоит около 50 несовершеннолетних! О нас знают в узких кругах, мы закрыты. Но не слышно не поэтому. О нас боятся говорить. Мы участвуем в радужной колонне, мы устраиваем свои акции и мероприятия. Но все боятся говорить о том, что целая толпа подростков пришла на мероприятие, особенно после законов о «запрете не пойми чего».

Мы есть. Мы хотим, чтобы о нас знали и не боялись говорить. Мы хотим знать всё о нашей ориентации и гендере.

И да, меня зовут Гарри Бенька. Таким меня знают все: мать, друзья, знакомые.

 

linia punktir

 

deti404 103

Дети-404. Пишет вам младший сержант запаса ОсНаза внутренних войск МВД. Да, один из тех, кого по праву считают ярыми гомофобами и ненавистниками всего «нетрадиционного». Увы, я обделен умением писать столь же трогательно и душещипательно, сколь журналисты и публицисты, но всё равно знайте: везде есть люди, которые поймут и поддержат вас. Вы – есть, вы – не менее значимая часть общества, чем все остальные (возможно, даже бОльшая). Вы – те, кто не боится выступить против архаичных и глупых предрассудков. Вы – те, кто всё еще понимает, что значит слово «любовь» во всём его многообразии. Вы – не следствие «гомосексуальной пропаганды». Вы такие же, как мы, не лучше и не хуже. Отдаю вам честь...

 

linia punktir

 

deti404 102

Привет всем.

Раньше я не задумывалась о своей ориентации. Почему? Потому что считала: главное – просто любить. И теперь я только и сталкиваюсь с тем, что меня не понимают мои «друзья», моя «семья».

Я никогда раньше не любила. Но почти год назад познакомилась с одной девушкой. Ее, как ни странно, тоже зовут Вика.

Познакомились мы в Интернете, нас разделяют тысячи километров. Но мы любим друг друга.

Много раз я хотела рассказать об этом матери, но смелости всё не хватало. Я пыталась намекать, она не понимала моих намеков, а может, просто не подавала виду. Но она хотя бы не имеет ничего против таких, как мы. И это очень радует. Но моя бабушка – женщина с консервативными взглядами. Как она говорит, «да таких сжечь всех надо».

Что мне делать – понятия не имею. Если мама и поймет, то уж бабушка – никогда.

Но я думаю, что отчаиваться не стоит. Не стоит брать грех на душу и кончать жизнь самоубийством, потому что любовь обязательно постучится в двери. А тем, у кого уже есть любимые, желаю, чтобы у вас всё было хорошо, чтобы вы всегда были вместе и не отчаивались.

Россия – страна, не принимающая «отклонения» от нормы. Норма в России – выдуманное слово. Нормы созданы теми людьми, которые и понятия не имеют о том, что есть разные люди. Они просто подстраивают эти нормы под себя.

Любить – это нормально. Любая любовь нормальная. Нет неправильной любви.

Народ сам устраивает для себя какие-то рамки. Некоторые из них – правильные.

Но разве нормально запрещать любить? Ах да, они же говорят, что якобы любить они не запрещают, они, видите ли, запрещают выставлять это напоказ. Из-за них мы не можем обнимать друг друга. Не может целовать друг друга. Не можем узаконить брак и завести детей. Почему? Почему кто-то может, но не можем мы? Ответы на эти вопросы всегда просты: «Это отклонение от нормы, это неправильно, так нельзя». Вот всё, что мы можем услышать.

Бог создал нас такими, какие мы есть. Бог есть Любовь. Не так ли?

Проблема общества в том, что многие не могут понять: любовь не разделяет людей по социальным статусам, по их полу или же внешности. А правительству пора бы понять то, что гомосексуализм – не болезнь. Ни один гетеросексуальный человек не станет таким, как мы, только лишь потому, что увидел поцелуй двух парней или девушек.

Гомосексуальность – это всего лишь другая форма любви. А любовь – самый прекрасный способ быть счастливым.

В конце хотелось бы многое сказать, но он на то и конец, чтобы сплести все мысли воедино. Просто знайте, что вы не одни, что вас понимают и принимают такими, какие вы есть. Пусть и не все, но всё же. Просто любите, просто живите, не обращая внимания на негативные возгласы в вашу сторону.

P. S. Кто-то утверждал, что мы навязываем гомосексуальность как норму. Нет. Мы просто говорим, что есть на самом деле. Мы не заставляем всех быть такими же. Мы просто хотим, чтобы нас считали нормальными. Мы не хотим замечать злые взгляды в нашу сторону, не хотим слушать оскорбления. Мы хотим жить так же, как и все остальные.
Вика, Чита, 16 лет

 

linia punktir

 

deti404 101

Привет. Мой рассказ не будет длинным.

Через месяц мне стукнет 15 лет. Я би. Биологически я девушка, морально скорее парень. В общем, как говорится, «не в том теле». Я люблю такого же человека – девушку, ощущающую себя мужчиной. Мы даже шутим, что на самом деле мы – геи.

Родители ничего не знают. А если бы узнали, то вряд ли бы одобрили подобное «аморальное поведение» (так моя мама называет всё относящееся к ЛГБТ). Я боюсь признаться, что я не такая. Боюсь сказать: «Пожалуйста, хватит считать меня слабым полом». Мне страшно сказать родственникам, что я люблю девушку, это ведь «неправильно». Неприятно думать о том, что будут говорить мои гомофобные одноклассники, когда узнают правду. Я ведь отличница. Тяну победами в олимпиадах почти весь класс. Я и так ношу кличку «ботаник». Думаю, еще одного обидного прозвища я не вынесу. Так что очень хочется, чтобы люди поняли: мы такие же, как они. Ничем не отличаемся. Просто знаем, что любовь не ведает границ.

Дети-404. Несуществующие. Общество либо считает нас фриками с психическими отклонениями либо просто не хочет признавать, что мы существуем. Но мы есть. И мы просто хотим спокойно жить. Разве это так трудно устроить?..

P. S. «Перепиши свою жизнь на чистые страницы,
И ты увидишь, что любовь не ведает границ»
(с) Сплин «Что ты будешь делать?»

 

linia punktir

 

deti404 100

Я не невидима. И никогда не была невидимой. Я люблю людей вне зависимости от пола и никогда не боялась сказать об этом. Для меня нет пола, религии, национальности, есть лишь человек.

Я никогда не встречала прямой агрессии из-за ориентации. Возможно, потому, что окружают меня люди без предрассудков. Или потому, что даже взгляды ярых противников меркли в связи с моими человеческими качествами. Не знаю. Возможно, мне просто повезло. Да, некоторые думали: «Возраст, перебесится». Не перебесилась. И они приняли.

Но я знаю, что такое «не принять». Теперь я вижу это – благодаря 6.13.1. У меня не было осознания своей сексуальности, для меня она сама собой стала нормой. Но, познакомившись с людьми, любящими свой пол, я понимаю, насколько это сложно. Сложно осознать себя, когда ты ребенок, а из каждого двора слышится: «Пидоры – уроды!» Как сложно понять, что ты не болен, не ущербен, не хуже других. Как сложно пережить это, когда так много ненависти слышишь из уст учителей, знакомых, даже родителей. Мало кто в юном возрасте может пережить подобные гонения со стороны близких и авторитетных людей. И я поражена силой воли тех, кто смог выйти из подобного победителем!

Я хочу вас поблагодарить, дети-404. За то, что во время особого привлечения внимания к вашей так называемой «ненормальности» вы можете дать отпор. Не просто перенести это, не сломаться, но и ответить!

Я верю в то, что когда-нибудь в этой стране люди не будут кидаться на меньшинства из-за того, что они просто есть. Когда подросток 15 лет не будет составлять предсмертную записку, писать родным, как он их любит, но не может вынести гонений общества.

Мы потеряли очень многих только потому, что они не смогли найти таких, как они. Мы были невидимы. Они не смогли справиться с этим в одиночку.

Теперь все знают, что мы есть. Нас хотели «стереть», но ошиблись, придав огласке факт нашего ранее «безмолвного» существования. Я надеюсь, что очень многие, кто проходит сложный период становления отношения к себе, поймут, что они не одни.

Каждый достоин любви. Не отдавайте свою любовь, боритесь за свое счастье!
Александра, 20 лет

 

linia punktir

 

deti404 99

Мне 17 лет, и я, как ни странно, почти не испытывала внутренних терзаний по поводу того, что я лесбиянка: так вышло, что теперь, стреляться, что ли? О моей ориентации знают друзья, вроде как одноклассники (пару раз поднималась эта тема) и несколько знакомых. Я не встретила ни негатива, ни одобрения: они видят во мне ту же девушку, что и раньше. Хотя знаю, за спиной обсуждается, но мне-то что? Наверное, можно сказать – повезло. В идеале еще бы родители приняли, но... я трезво понимаю, что рассказывать им не нужно. Не те взгляды. Не примут, а в семье и без того не самая хорошая обстановка.
P. S. Все будет...
Ослик И. А.

 

linia punktir

 

deti404 98

Я бы хотела обратиться ко всему правительству и всем гомофобам.

Вы считаете, что после этого закона мы забудем, кто мы на самом деле, и станем любить людей противоположного пола?

Извините, но какие бы законы вы ни приняли – мы не исчезнем. Можете запретить упоминать о гомосексуальности – от этого натуралами мы не станем.

Мы не выбирали свою ориентацию!
Даже если оградить ребенка от СМИ, рано или поздно он сам поймет, кто он. Мы просто капельку отличаемся от вас! Есть рыжие, есть левши, есть темнокожие люди – все разные, и это прекрасно! Мы просто различаемся...

В наше время трудно встретить настоящие чувства. А если они возникли у двух людей одного пола – почему нельзя просто порадоваться за них?! Любовь – это чудесно! Подумайте сами – вы хотите запретить людям любить друг друга!

И мы не роботы... Мы живые, и чувства просыпаются в наших сердцах раньше, чем нам исполнится 18 лет.

Да, мы есть.
Но для других нас не существует. Я боюсь даже представить, что будет с моими родителями, когда они узнают, что их дочь – лесбиянка. Мать бредит внуками и каждый день рассказывает, что у меня будет замечательный муж и много детей. К гомосексуальным людям родители относятся с презрением. Считают больными.

А как объяснить, что меня не привлекают парни? Что я люблю одну-единственную мою прекрасную девочку? Что я не смогу родить и что (если к тому времени наука не сможет добиться того, чтобы у нас появились дети) нам придется идти на искусственное оплодотворение? Они меня убьют. Хоть и любят. Но для них я выродок, как и для многих из нашей страны.

Правду говорят, что в России царят старые порядки. В то время как в других странах – Франции, Великобритании, США – правительство начинает думать о людях, наши депутаты делают всё, чтобы убить нас. Стереть с лица Земли, будто нас и не существовало.

С рождения я такая. Да, в детстве меня это пугало, мне хотелось быть как все – поэтому я «будто бы влюблялась» в мальчиков. Чтобы не отличаться...

Я никогда не смогу открыться. Мне страшно за свою жизнь и жизнь моей любимой.

Но мы – пример того, что дети-404 существуют. Кто бы знал, что я полюблю ее, а она меня, хоть и не интересовалась девушками?
Помогите. Нам нужна ваша помощь. А не ваше презрение и безразличие.
В., 14 лет

 

linia punktir

 

deti404 97

Не хочу прятать лицо. Всегда была уверена в своей правоте. Верила в себя. Думала, что буду счастливой. И даже сейчас, когда из-за этого треклятого закона меня стали считать ненормальной другие, я продолжаю верить в лучшее. Кто знает, может, государство одумается? Может, когда-нибудь люди перестанут считать нас больными? Прекратятся оскорбления и бесконечное насилие? И может быть, у меня появится шанс открыться семье? Для меня это очень важно. И пусть люди пытаются сделать ЛГБТ невидимыми, а несовершеннолетних гомосексуалов – несуществующими, правда всё равно будет на нашей стороне.
Мы – есть.
Диана, 14 лет, Ульяновск

 

linia punktir

 

deti404 96 1

Надо мной издевались в учебных заведениях из-за ориентации, но позже я стала бить тех, кто меня обижал. Надеюсь, этот проект поможет тем, кого обижают до сих пор, потому что люди делятся только на плохих и хороших, и нет никаких других признаков.
А. Т., 17 лет, Одесса

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Мне 16 лет. Я живу в Перми. Наш город обошла беда, что зовется законом «о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних». Но только мы вздохнули спокойно, как его предложили вывести на федеральный уровень. А о нас кто-то подумал?

Мы сталкиваемся с гомофобией каждый день: школа, дом, телевидение, газеты, журналы... Этот список можно продолжать до бесконечности. Учителя говорят, что однополые браки ведут к развалу общества. Мне кажется, к развалу общества ведет ненависть к ближним и ущемление прав человека. Общество говорит, что брак – это союз между мужчиной и женщиной. Мне кажется, что брак – это союз двух любящих сердец. Разве кого-то должно волновать, кто и кого любит?

Я с детства чувствовала, что девочки для меня – не просто подружки, а что-то большее. О них хотелось заботиться, их хотелось защищать. Еще тогда, четыре года назад, когда мне исполнилось 12 лет, я познакомилась с Ней. И понеслось... Ненависть общества, неприязнь друзей, отвращение к себе. Ужасно. Но потом я поняла, что не одна. Стала искать информацию о работах ученых, знакомиться с такими же. Тогда осознала, что любить девушек – это нормально. Самое главное – любить.

Мама узнала. Орала, плакала и выгоняла из дома «никуда не годную дочь». Пришлось сказать, что всё прошло, и найти себе «парня», чтоб отвязалась.

Мы ничем не отличаемся от вас. Только нам сложнее: мы каждый день боремся за право быть. И кто-то не выдерживает. Заканчивает жизнь самоубийством, пытается. Главное – вовремя понять, что ты не мутант и не изгой. И ни в коем случае не один в этом мире. Когда-то и я была за той чертой, но меня вернули назад.

За четыре года я устала прятаться. Устала скрывать свое главное счастье. И пусть мы живем в разных городах – не проблема. Главное, что мы любим друг друга. Друзья и одноклассники знают и поддерживают (или, по крайней мере, не говорят ничего против). А родители... когда-нибудь узнают. Когда придет время.

Хватит прятаться, хватит бояться слов и реакций. За любовь, за свое счастье нужно бороться. Однажды всё обязательно будет хорошо.

Мы – дети-404. Нас не замечают, а может, просто не хотят замечать.
Но мы есть, мы существуем и нам нужна помощь и поддержка.
В таком неприветливом мире очень сложно выжить в одиночку.
Мы просто хотим быть услышаны.
Д., 16 лет, Пермь

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я Дарина, мне 16, и я лесбиянка.

Прямо как в клубе анонимных алкоголиков, да? Это печально.

Так же мне печально читать истории сверстников, которые подвергаются насилию со стороны общества.

Мне повезло по большей части. «Повезло? – говорит мой друг из Италии. – Это ненормально», – говорит он. И я согласна.

Осознала ориентацию постепенно. Писала рассказы о любви, только героинями были обычные девушки. Да и нравились мне тоже они. Поняла, кто я, годам к четырнадцати.

Естественно, решила оставаться собой и ни от кого ничего не скрывала – кроме родителей. Жила тогда с отцом. В школе началась травля, которую я игнорировала, мальчишки приставали с вопросами на тему интимной жизни и т. д. Проще говоря, меня сразу опошлили. Но нашлись подруги и друг, которые приняли меня.

Потом – переехала. Поступила в музколледж. И именно там меня поняли другие студенты. Пожалуй, это можно назвать счастьем: никто не пристает, есть друзья. Всё как у обычных людей.

А вот с семьей туго. Отец узнал – начал пошлить. От брата – ненависть. И только мама говорит: «Это несерьезно, пройдет». Приходится ей врать. Приятно ли такое?

Я бы хотела, чтоб меня приняли. Я бы хотела семью – с ребенком, работой, карьерным ростом. Только с девушкой.

Что еще? Мне повезло... Но есть те, кому живется хуже. Такие же подростки, как я. Им тяжело сделать каминг-аут – или же они полностью претерпели его последствия. Те, кто осознает свою выброшенность, кто убивает мечты о нормальной жизни на корню из-за ненормального общества.

И именно вам я хочу сказать: еще не время отчаиваться. Мы можем что-то изменить. Мы можем оставаться самими собой.
Дарина, 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я живу в маленьком городе на Урале, скоро мне исполнится 16 лет.
Я пансексуал.

Большинство моих знакомых не видят в этом ничего плохого, но некоторые – ужасные гомофобы. А еще гомофоб моя классная. Мне теперь уже не особо сложно, но в прошлом году были мысли о самоубийстве.
Я не думал, что так много таких подростков, как я, когда понял это – захотелось написать сюда.
Л. М., 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я совершенно обычная девушка, разве что выбиваюсь бойкостью характера и кудряшками. Но вот мой изъян. Мне 16 лет, я лесбиянка и не скрываю от друзей ничего. Они приняли меня спокойно, словно так и должно быть!

Но суть в другом... Порой мы с любимой ссоримся, а так как я чувствительная – я в слезы, а родители сразу хотят узнать, кто ж обидел их чадо, на что я закрываюсь в своей комнате и хорошенько успокаиваюсь сама. Но они лезут, именно лезут с допросом! А когда я ухожу от разговора... меня бьют! И закатывается истерика: «Чертова лесбиянка! Ты не можешь быть моей дочерью! Ненавижу тебя! Чтоб ты осталась одна на всю жизнь!». За что мне такое? За то, что я безумно люблю девушку? И что с того?!

Представьте картину: иду по лестнице в наушниках – и меня в спину пинают так, что я чуть не падаю. И как вы думаете, за что? За то, что я люблю девушек. «Из-за тебя нормальных телок нет!» – телок нет по определению, дорогой мой, есть девушки и дамы, а телки только на трассе!

Я не собираюсь скрывать, что я лесбиянка! Это не позор, это другое счастье!
Дарья, 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я ученица старших классов, патриот, сестра, дочь, подруга и любимая.

Я встречаюсь с женщиной. Она любит меня и поддерживает в трудных ситуациях. Мы ходим в кино, музеи и на выставки. Мы планируем начать жить вместе, когда я стану совершеннолетней.

Несмотря на все глупые, страшные и жестокие вещи, творящиеся в России, я очень люблю эту страну. Я люблю нашу природу, культуру, менталитет, людей.

Но меня для России не существует.
Мои родители, бабушки и дедушки – гомофобы. А друзья принимают.

Я хочу сказать: гомосексуальность – это не болезнь. Болезнь – это гомофобия.

Почти все говорят, что гомосексуальные отношения – это против Бога, против Библии.
А я считаю, что Бог есть любовь. Я спокойно хожу в церковь, молюсь, отмечаю православные праздники и не считаю себя страшной грешницей из-за ориентации.
Люди, живущие ненавистью и подпитывающие ненависть в окружающих, куда как агрессивнее идут против Бога, чем моя любимая и я – две девушки, живущие в любви и согласии друг с другом.

Я не показываю лицо, потому что мне страшно. Но я не хочу бояться.
Я хочу жить, любить и радоваться.
Я хочу усыновить ребенка и рассказать ему, что любовь не бывает стыдной. Стыдно – унижать, ненавидеть и притеснять.
Люди! Учителя, врачи, родители, правительство и просто взрослые! Посмотрите на нас – мы ничем не хуже, чем были вы в нашем возрасте. Мы просто другие. И это нормально, слышите? Нормально!

Я – ребенок-404. Но я не ошибка. Нас много. Я верю в то, что однажды Россия примет нас.
И у нас всегда будут те, кто будет нас любить, поддерживать, защищать и давать нам желание жить.
Э., 16, Москва

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я хочу, чтобы меня приняли такой, какая я есть.
Антонина, 17 лет, Москва

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Мне в свое время пришлось легче, чем многим из вас. Мне помимо мальчиков нравились еще и девочки. Я даже не задумывалась, что это неправильно. Повезло и с тем, что друзьям было всё равно, какая у меня ориентация. Эти люди со мной потому, что я им нужна и интересна как личность и человек. Я, конечно, не хожу и не рассказываю налево и направо, что я би. Но если меня спрашивают – отвечаю правду. А людям, которые не желают принимать меня, не место в моей жизни.

Поверьте: люди, которые пытаются вас переделать, – это не друзья. В любой ситуации нужно оставаться собой. Это тяжело, иногда больно, но предавать себя еще больнее! Тот, кто на самом деле любит, поймет и примет.

Будьте собой и не слушайте никого. Вы, дети-404, есть, были и будете, а те, кто считает, что вас нет, пусть идут и лечатся, потому что они слепы и глухи.

И еще. Прежде чем резать вены, глотать таблетки или прыгать с крыши, остановитесь и задумайтесь: а так ли вам хочется отдавать свою поистине бесценную жизнь ради тех идиотов, которые вас даже людьми не считают? Зачем отдавать этим мразям самое дорогое, что у вас есть? Не лучше ли сохранить и подарить жизнь тому, кто ждет вас, для кого вы будете единственным человеком в этом мире? Смертью вы не добьетесь ничего, только сделаете тех, кто вас любит и ценит, несчастными.

Дорогие мои, живите, боритесь, а самое главное – любите и будьте счастливы! Не сдавайтесь никогда, потому что где-то обязательно есть тот, кто вас ждет и любит!
Катя, 28 лет, Санкт-Петербург

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

На дворе XXI век. Мы продолжаем осваивать космические пространства; изобретаем искусственный интеллект; конструируем то, о чем и мечтать не могли раньше.
Но мы продолжаем жить в обществе, где людей делят по критерию «нормальности».

Я педагог. Я всеми силами стараюсь поддерживать ЛГБТ-сообщество. Но живу в стране, где не могу показать лицо. Родители не захотят, чтобы их детей обучал человек, сопереживающий «этому».

Вопреки всему я не откажусь от своих взглядов. Я буду говорить о том, что мы все равны. Что любовь одна и она не может быть ненормальной!

Дети-404, я обращаюсь к вам. Будьте сильными! Не теряйте надежду на то, что мы сможем сделать этот мир лучше! Я уверена в этом!

Мы любим вас. Мы с вами. Мы рядом. Мы вас ни за что не бросим. Вы и наши дети тоже!
Елена, 24 года

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Когда я перестала скрывать ориентацию, меня начали высмеивать в школе, издеваться и травить. Шушуканье за спиной раздражало. Но я дала им отпор. Теперь я ничего не скрываю. Считаю, что направо и налево кричать не стоит, но и молчать не нужно. Хочу, чтобы наши права были такими, как и у натуралов.
Даша, 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Любви достоин каждый. Чем мы хуже?
P. S. Дети -404, я с вами.
Л. М., 14 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Привет.
Я ребенок четыре ноль четыре.
Меня нет, но я есть.
И я так же хочу любить.
И на улицах искренне улыбаться прохожим шире.
Я не дам никому себя никогда сломить.
Я ребенок, потерянный в мире лживых законов.
Этих приторных масок и будто желания спасти
И помочь.
Да вот только
Вы – жалки,
Те, кто прячет лица в иконах.
Приглядитесь,
Быть может, давно потерялась и ваша дочь.
Ваш сын, ваш племянник, кузина –
Все готовы признать.
Только вы продолжаете тщетно поддерживать ересь.
Эй!
Не вы ли за ересь привыкли в кострищах сжигать?!
И ведь правда –
Сожжете.
Пусть будет невинный младенец.
Вы несчастные люди, и мне вас безумно жаль.
А быть может, и нет.
Из-за вас столько горя случилось.
Мне плевать,
Я привыкла к окрикам: «Шлюха» и «Шваль».
Мне к чертям не сдалась ваша царская-барская милость.
Я потеряна,
Но иду шаг за шагом к тому,
От чего вы бежите в паническом страхе.
И... Я вас уверяю:
Я точно дойду,
Избежав острых игл железных дев
И лезвия плахи.
Мы такие, как вы!
Не уроды, не монстры, не твари!
Так примите!
И дайте нам
Просто счастливыми быть.
С каждым вашим ударом
Мы только прочнее стали.

Мы ведь дети.
Мы просто хотим любить.

Ребенок-404

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Дорогие ребята-404!
Новосибирск с вами! И с вами много людей, которые готовы поддержать вас.
Не молчите, не бойтесь, не замыкайтесь. Ведь всё, а особенно понимание окружающих, приходит не сразу. Не мытьем, так катаньем добивайтесь счастливой жизни. И старайтесь пропускать мимо ушей несуразные обидные слова. Это всё бред каменного века.
Любви вам! Мира! Счастья!
Мы любим вас за творческий потенциал, за веселое позитивное настроение, за яркость, за искренность! Оставайтесь собой.
София Иосифова, 21 год

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Возможно, мне повезло больше, чем другим детям-404. Лет с двенадцати я была слэшером, позже – фемслэшером. Моя лучшая подруга (кстати, она тоже участвовала в этой акции) приняла меня легко и просто, сказав: «Совет да любовь вам», когда я обратилась к ней за советом. Девушка, в которую я влюбилась, не ответила мне взаимностью, но продолжила общаться со мной. Другие мои друзья и приятели знают, что я бисексуальна, и спокойно к этому относится. Мать, кажется, догадывается, но ничего пока не говорит.
Я искренне сочувствую всем детям-404, чьи родные и близкие не приняли их. Ребята, помните – вы не одни, нас много. Все мы друг с другом, каждый из нас рано или поздно найдет свою любовь в этом мире. Мы справимся.
Лекс, 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Для начала хочу представиться.
Меня зовут Тархея Раат – это мое второе имя, которое я буду получать в 18 лет (сейчас мне, кстати, 16).
Я очень странный человек. Первым делом я мечтатель и любящий друг, хотя мои язвительные замечания многим не нравятся. У меня есть учительская привычка всех поправлять. А еще я инвалид, у меня болезнь Крона.

Я люблю петь, пение – это моя страсть. Я обожаю танцевать, соединяя стили контемпорари и трайбла. Я мечтаю играть в мюзиклах!
Так сложилось, что я нейтруа. Эдакая неведомая, не привязанная к гендеру сущность. Я не чувствую себя ни мальчиком, ни девочкой. Хотя я очень хочу, чтобы меня все воспринимали девушкой. У меня даже голос женский. Почти всегда меня с матерью путают. Но женскую одежду не ношу – только унисекс или не очень подчеркивающую фигуру, так как я стараюсь скрыть многие черты.

А еще я гей. К тому же асексуал. Вот такой набор.

Мальчики мне начали нравиться лет в девять, первое влечение появилось в одиннадцать. Где-то с 5-го класса мне стало стеснительно появляться в мужской раздевалке в школе, я даже в мужской туалет не ходил. И даже не потому, что боялся спалить ориентацию: я стесняюсь ходить в мужской туалет. И в женский. Дайте мне третий, как в Таиланде.

Первый раз я влюбился в 14 лет. Это был друг моего брата. Нет, это не была истинная любовь, просто влюбленность. Я признался, а парень рассмеялся мне в лицо. Хотя бы без агрессии...

А потом был первый парень. Через полгода – настоящая любовь. Я желаю всем детям-404 проживать такие вещи, как первая любовь, без страха и с принятием себя.

Как проходил каминг-аут? Я начал с взрослых друзей. Никогда не общался со сверстниками, только с двумя девочками из школы... Первой оказалась девушка-психолог, потом еще несколько человек. Потом два единственных школьных друга.

Всё было гладко, но вот дома – вечные скандалы со стороны отца. Он бил меня и всячески унижал, просто подозревая. На моем дне рождения, увидев двух юношей, заявил, что они пришли меня насиловать. А когда я положил голову одному на колени (без всяких задних мыслей), отец чуть ли не взорвался.

И заявление я писал о нападении, и в полицию звонил... Напрасная трата времени и нервов.
Научился это терпеть. И синяки, и оскорбления, и угрозы.

В школе меня били, оскорбляли. Один раз подкараулили зимой и забросали льдинами. Несколько дней не мог писать правой рукой. Но повезло с добрым директором, которая за меня заступилась.

Помню и забавный случай, когда маленькая худая девочка увидела нападавших на меня парней и просто раскидала их в ярости. Она убежденная православная, но приняла меня и защищала, хотя шутит, что я сгорю в аду.

К чему я это? Мы есть, мы – лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры. Есть разные сборные солянки. У каждого своя история. Кому-то легче, кому-то тяжелее, чья-то жизнь превращается в кошмар. Но мы есть – и мы знаем, как помогать друг другу, мы защищаем друг друга. Потому что на собственной шкуре испытали многое.

Но первым делом мы не ЛГБТ. Кто-то из нас пишет чарующие стихи, кто-то играет в баскетбол, кто-то может с легкостью вывести любую теорему – и прочее, прочее.

Моя история проста, но я надеюсь, что каждый сможет понять, через что мы проходим, если мы будем делиться собой, своим внутренним светом.
Тархея Раат, 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Мне 14 лет. И пожалуй, я могу причислить себя к бисексуалам. Люблю девушку из другого города, даже другой страны, она на год меня старше. А еще мне нравятся мужчины – актеры, певцы, но уже как нечто красивое. Эта любовь – не сексуальное влечение, это действительно что-то возвышенное, на уровне души. Это тяга дарить тепло и себя, как человека, как личность. Тяга к нежности и простой близости, когда можно просто обнять любимого человека и сказать ему всё, что крутится в голове. Сказать, не задумываясь о том, как эти слова воспримут.
«Хотите – буду безукоризненно нежный, не мужчина, а – облако в штанах».

Очень обидно, что есть люди, которые считают эти простые, нежные и юношеские мечты извращением. Это не так. Ведь нужда в любви и ласке есть не только у подростков, но и у каждого, кто способен чувствовать. Почему нам запрещают любить? Почему самое прекрасное, что не один и не два, а очень-очень много раз воспевали в своих творениях великие поэты, люди так подло стараются привязать к половой принадлежности?
Я рассказала об ориентации только вам и нескольким людям в Интернете, но как иначе? Я не хочу, чтобы кто-то в моем окружении знал об этом, но и молчать не могу.

И еще я хочу слушать свою любимую музыку. Rammstein «пропагандируют гомосексуализм» в такой же мере, как и Николай Басков – и Басков, наверно, больше. А Фредди Меркьюри пел действительно о чистой любви и уж точно не хотел совращать российских детей. Этот закон ограждает нас от непонятно чего в лице потрясающих голосов и сильных текстов.

А еще этот закон ограждает нас от нас! Столько подростков не выдерживает травли и угнетения. Наша психика слабее вашей, мы решаем сердцем, а не мозгом. Нас запирают в клетку – и весь темперамент, все амбиции и желания скапливаются внутри.
«Злые черствые насмешки – как удары мокрой плетки».

Многие режут вены только из-за того, что им не хватает поддержки и понимания. Похоже на геноцид, не так ли?
Чем вы (я обращаюсь к тем, кто крайне негативно на нас реагирует) лучше нацистов? Вы разве что концлагеря не строите да массовые расстрелы и холокосты не устраиваете.

Пусть в реале меня не существует, но я есть в Сети. В Интернете я есть. И я не страница с ошибкой 404, не набор двоичного кода, а человек. Еще молодой и неопытный, но человек, могу даже капчу ввести. И я тоже хочу любить, черт возьми, ведь это нормально!
Любовь не должна зависеть от предрассудков.

Мы есть.
Мы, ЛГБТ-подростки.
И всё, что нам нужно, – поддержка и понимание.
Анонимус, 14 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Много сказано на эту тему. Я хочу просто повторить: Я есть!!! И таких, как я, много!
Не превращайтесь в монстров! Мы же тоже люди.
Е. Ш., би

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Дети-невидимки существуют. Даже если правительству удобнее нас не видеть.
Мы есть. И мы среди вас. Подумайте, если ваш ребенок окажется геем или лесбиянкой, он перестанет быть вашим ребенком? Пока вы не знали, он был дорог и любим... Что изменилось теперь?
Максим, 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Мне 16 лет, по меньшей мере пять из них я ожидаю толчка в спину. Надоело бояться. Надоело жить в обществе, где гомосексуализм считают болезнью. Надоело скрываться и подбирать нужные слова с каждым новым знакомым.
Я – лесбиянка. Выкусите.
Я не изменюсь ради вас. Вы не изменитесь ради меня. Но ради своего счастья я пойду по вашим гетеросексуальным головам.
К. С., 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Привет.
Меня зовут Ольга. Мне 17 лет, а еще мне нравятся девушки.
Сейчас, когда прошли три долгих года осознания, принятия, размышлений, метаний, – я знаю, что я живая, я такая же, как и вы. Нет, я не больна. Нет, ориентация не лечится.
А еще – да, я счастлива.
Я такая, какая есть.

Знаете, впервые начала догадываться в десять лет. Хорошо помню, что ехала в автобусе и с ужасом думала: я больная? Меня будут лечить? Почему я такая? За что?

Внутренняя гомофобия – это страшно. Меня многие сейчас поймут: да, правда, это до тошноты скверно, когда ты грызешь себя, ломаешь, пытаешься измениться. Начинаешь отношения с тем, кто тебе не нравится, чтобы стать как все. И потом еле дышишь от того, что пытался себя предать, и не вышло, не вышло. Так и у меня было. Говорят: «Хорошего парня не встретила». Я пробовала отношения с парнями. Извините. Не по пути.
Я себя больше не боюсь. Моя ориентация – не грех и не достоинство. Это просто факт. Как то, что я правша, например, или что у меня родинка на щеке. Я такой родилась. Я ни в чем не виновата.

Я из обычной семьи. Меня воспитывали мама и бабушка, хорошие люди. Совсем-совсем обычные. Такие же, как ваши родители. Нет, моя мама не рада, что я лесбиянка. Она верующая. Я давно хочу объяснить ей: мам, я всё та же. Это просто мой путь. Ведь ты хотела, чтобы я была счастлива. Можно я – буду?

Меня не так-то волнует, что говорят за моей спиной. В этом году я смогла сказать о себе. Понимаете, просто смогла. Мне уже нечего скрывать, потому что я преодолела страх. Теперь преодолеваю оппозицию. Принял класс. Приняла преподавательница, которой я благодарна. Терпят те, кто до встречи со мной относились негативно.

А я просто живу. И вам желаю продолжать жить счастливо.
Мы – дети-404. Мы заслужили счастье, такое же, как и все остальные. Мы ничем не лучше, но и не хуже, слышите?! Мы равны вам.
Помните: make love, not war.
Ольга, 17 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Гомофобия тянет нашу страну вниз.

Я часто сталкиваюсь с ней. Без наездов сверстников не обходится ни один день в школе. Обычно это просто какие-то грубые слова, брошенные в спину, но иногда доходило и до избиений.

Очень жаль, что гомофобия исходит еще и от взрослых. Как-то у нас с учительницей был разговор о моем внешнем виде, и от нее я услышал: «Ты представь, что с тобой в армии делать будут, тебя там перевоспитают». Я сказал, что в армию не собираюсь и что ничего со мной не сделают...

Своими действиями учитель показывает детям, что гомофобия – это норма, что можно унижать и оскорблять человека, если он отличается от тебя.
Хорошо, что мои родители хорошо ко мне относятся. Они не знают о моей ориентации, но я думаю, что по мне всё видно.

Я считаю, что государство лучше забудет про детей-сирот, живущих на улице, чем про нас – «больных» людей, которые в их помощи не нуждаются. Мы тоже хотим жить, а не прогибаться под рамки «здоровых».

Запретив пропаганду ЛГБТ, государство не добьется того, чтобы нас стало меньше! Как вы не можете понять, что это гены, а не воспитание! Мне не стыдно за себя, мне стыдно за наше дремучее правительство, погрязшее в ханжестве и лицемерии, и гомофобное общество.
О. К., 15 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Дорогой друг!
Я мог бы начать со стандартных фраз, как жесток подростковый мир, но не буду. Ты и сам всё прекрасно знаешь. Понимаешь что ты особенный, что многие отвергают тебя лишь потому, что сами боятся быть отвергнутыми, боятся быть собой. Ты по-настоящему мужествен, если отстаиваешь свое право на индивидуальность, но иногда даже у самых сильных людей сдают нервы, и они идут на крайние меры.

Это не выход. Быть собой – самое сложное занятие, особенно когда ты подросток, особенно когда ты сильно отличаешься от сверстников, особенно когда никто тебя не понимает, когда тебе не с кем поговорить о проблемах.

Поверь: в мире много людей, которые любят или будут любить тебя таким, какой ты есть. Времена действительно изменились, и к ЛГБТ относятся все более лояльно во многих уголках земного шара.

Не обращай внимания на гомофобные законы, не старайся быть незаметным. Проявляй себя – в искусстве, спорте, учебе. Открывайся только тем людям, в которых ты уверен. Подростковый возраст – не лучшее время для публичных признаний, а твоя сексуальная ориентация – не повод для стыда или, наоборот, гордости. Будь самим собой, расти и развивайся. Весь мир открыт для тебя, пусть иногда он и бывает таким жестоким.

Я тоже учился в школе, тоже становился предметом насмешек, было и больно, и обидно, и стыдно. Иногда казалось, что этот кошмар никогда не закончится и что есть только один путь прекратить это. Безответная любовь с каждым днем всё усиливала гнетущее отчаяние. Жизнь в небольшом городе для ЛГБТ-подростка непроста, я понимаю это как никто другой. Если ты в похожей ситуации – не отчаивайся! Нужна помощь – найди телефоны и адреса ЛГБТ-организаций в Интернете, побори смущение и просто позвони или напиши письмо. Там работают замечательные люди, которые когда-то испытывали те же самые чувства и смогли преодолеть этот сложный период жизни.

Я тоже смог. Поступил в питерский университет, нашел здесь новых друзей, у меня появились первые отношения с парнем. Жизнь начала налаживаться, я почувствовал настоящую независимость и вместе с тем уверенность. Веру в себя, веру в свое окружение. И я по-настоящему поверил, что совсем скоро всё станет еще лучше.

Твоя жизнь обязательно изменится. Ты поступишь в университет, приобретешь новых друзей и обязательно найдешь свою вторую половинку. Будь сильным, пережди бурю подросткового возраста и сохрани себя для нового мира. Твое будущее стоит того, чтобы жить сейчас.
С уважением, Денис

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Любовь... Любовь – это волшебство, право на которое имеет каждый. И взрослые, и дети, и те самые депутаты, принимающие дискриминационные и антиобщественные законы, и ты, и я. И это волшебство никто не может забрать. Никто и никогда. Нам нечего бояться.
Дети-404, вы есть! Вы не невидимки, вы самые настоящие и самые радужные! Я с вами.
Л., 14 лет.

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Здравствуйте. Мне 25 лет, я вовсе не гей. И я вам завидую.
В вашей жизни есть любовь, вы любите — а это самое прекрасное.

Я будто бы нормальной ориентации, мне нравятся девушки. Нравится на них смотреть... Только смотреть. И всё... Я асексуал. Меня никто не привлекает, я не могу любить. Хотя и очень хотел бы.

Вы здоровы, нормальны и заслуживаете счастья не меньше, чем остальные.
Будьте счастливы, несмотря ни на что!
Алексей, 25 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Всю жизнь, сколько себя помню, меня всегда тянуло именно к девушкам. Чуть ли не с детского сада. Родителям не говорила, так как считала странным. В пятом-шестом классе, когда все девчонки начали обсуждать парней, – отмалчивалась.

Правда, потом всё это просочилось. Спасибо друзьям и родителям: переделать они меня пытались только месяц, а потом просто махнули рукой. Отец сразу заявил – мне всё равно, кто тебе нравится, я просто хочу, чтобы моя дочь была счастлива. Сейчас живу спокойно и весело, есть любимая. «Своя» среди заводил нашего класса.

В общем, всё в моей жизни радужно и весело. Но есть люди, такие же, как я, такие же, как и мы, которым повезло чуть меньше. И всё, что я делаю, я делаю для них.

Будьте самими собой – у вас обязательно всё получится! Мы в вас верим!
Маша, 14 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Это не демократия. Это – деградация. Нежелание принимать других такими, какие они есть. И это печально. Почему я не могу держать свою девушку за руку или целовать ее на глазах у других людей, тогда как гетеросексуальным парам это разрешено?! Я не собираюсь скрывать свои чувства из-за чьих-то предрассудков.
Вы хотите заботиться о детях, но вы их губите, сами того не понимая. Глупые взрослые, глупое правительство. Вы не видите дальше своего носа, и это тоже печально.

Очень хочется верить, что когда-нибудь люди станут терпимее к окружающим, что когда-нибудь мы наконец-то дорастем до уровня западных стран.
Мы – дети-404. И нас много. Хватит не обращать на нас внимания!
Таня, 14 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я обычная девушка из большого города. Общаюсь со сверстниками, хожу гулять с друзьями, интересуюсь наукой. Ах, да... какая обида. Оказывается, я необычная. Я – ошибка. Я – ребенок-404. А всё потому, что полюбила человека своего пола.

Недавно кондуктор покачал головой, когда моя девушка подала ему деньги правой рукой. А почему? Из-за кольца?
Люди, вот вы скажите: вам что, завидно, что мы умеем любить, несмотря на половую принадлежность? Что мы видим в человеке душу, а не его внешность?
Почему вы считаете, что любить человека за его душу, несмотря на пол, – извращение?

Мы думаем, где погулять завтра, в метро. Напротив нас целуется парочка (достаточно сознательного возраста, лет 20–25). И, пардон, они там... чуть ли не род продолжать собираются у всех на виду. Разве не это развращает маленьких детей?

Мы не можем ласково назвать друг друга, взяться за руки, обняться и посмотреть друг на друга. Потому что это «неправильно».
А что правильно? Выйти замуж за кого попало, лишь бы были деньги и «вроде как» мужик, который станет содержать семью? Мы тоже хотим семью. Мы хотим большую семью: «четыре сыночка и лапочка дочка». Но не в России. Тут нас не поймут, над нашими детьми будут издеваться.

Люди, одумайтесь. Это – нормально. Жить с человеком, которого ты любишь и который любит тебя, – нормально.
Дети 404, мы все вместе. Мы с вами. Крепитесь, мы на тернистом пути. Но это показатель разума. Показатель того, что мы можем мыслить. Будьте счастливы!..
А. С., 15 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Здравствуйте! Я живу в маленьком городке, где слова «гей» или «лесбиянка» вызывают только ахи-вздохи и упреки. Не знаю, есть ли в нем еще хоть кто-то вроде меня – с нетрадиционной ориентацией. Очень сильно сомневаюсь. Дети в 10-м или 11-м классе считают это сказкой. «Невозможно! Не бывает такого!»

А я есть. Реальная, самая настоящая. И мне очень одиноко.
Родителям я не могу рассказать: живу только с бабушкой, а она (ясен пень) не поймет. Я открылась лишь только самым близким друзьям, и – о чудо! – они меня поддержали. Но с ними всего я обсудить не могу, призналась – и точка. Они ведь уверены, что таких, как я, не существует. А от остальных – постоянные издевки, пинки, избиения... Почему? Они ведь не знают! Ответ прост: я выделяюсь из стада. Я не такая. Я их пугаю. Пытаются изменить меня, переделать под свой лад – но я не сдамся!

Я та, кто я есть, и буду такой всегда! Пускай даже забьют среди толпы – но я останусь при своем мнении! Да, я люблю девушек! И нет, меня не интересуют парни! Хотите изменить мир в лучшую сторону? Начните с себя! Я не пластилин, чтобы лепить из меня то, что угодно вам!
Лена, 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Эй, гомофобы, посмотрите на меня! Неужели я такой страшный, что вас бросает в дрожь? Мои глаза хищно смотрят на вас, а зубы скалятся? Губы скривились в дьявольской ухмылке? Я тихо и угрожающе рычу? Вы в темном переулке и загнаны в угол, перед вами мой образ, мое тело и душа, и вам не пройти?

Нет? Так в чем проблема? Почему вам так страшно принять то, что я существую? Или вы ощущаете свою ущербность и вам проще думать, что меня нет?

Я не ошибка программы, я не вирус, я такой же, как и вы! И только когда вы это признаете, всем станет намного легче жить. Вы понимаете, но никогда со мной не согласитесь. Вам страшно отступать, мы для вас угроза, вас пугает неизведанное. Ну что ж, дрожите от страха! Вы сами загоняете себя в угол. Тогда перед вами будет стоять мой образ, тело и душа, а также души и тела других (таких же, как и я). Вы очень пожалеете, потому что мы подойдем к вам и...

И обнимем.

Мы не собираемся опускаться до вашего уровня и нести зло. Не дождетесь.
Мне 18 лет, о своих наклонностях знаю давно, не могу даже припомнить, с какого возраста. Сначала мне нравились девушки, потом парни, после я и вовсе запутался. Так было и с полом: сначала я мечтал стать мужчиной, потом прекрасной девушкой, далее пытался подчеркнуть свою андрогинность – надоело. Сейчас я – это я, такой, каким меня создала природа. Самый настоящий гибрид, человек на перепутье. Я не отношу себя ни к мужчинам, ни к женщинам; ни к геям, ни к лесбиянкам. Кто я? Я пансексуал до мозга костей, мне плевать на человеческий пол, он меня не волнует, а знаете почему? Потому что в людях главное – душа, а не что-то иное. Как говорится, «не стоит судить о книге по обложке» – так и с людьми. Не стоит их делить по половому признаку и сексуальной ориентации. Может, уже станем выше этого? Впрочем, это выбор каждого, и никто не вправе решать за другого. Нельзя удалить человека из этого мира только за то, что его программный код отличается от вашего.

Дети-404! Никого не бойтесь, ни перед кем не прогибайтесь! Я с вами, мы вместе пройдем этот путь до конца и достигнем мира!
Л. М., 18 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Мы знаем о любви в свои несовершеннолетние года не меньше, а то и больше вас, дорогие депутаты.
Д., 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Дорогие дети-404!

Мне 50 лет, я гожусь вам в мамы.
У меня три дочери, и хотя я сама всегда любила только мужчин, я никогда не скрывала от них, что кто-то может любить людей одного с ними пола. Это не плохо, это не смешно, это не грустно, говорила я им, это просто так, и всё. Говорила я это, отвечая на иногда задаваемые мне вопросы. Я не скрывала от них и того, что пара наших друзей-мужчин – именно пара, а не просто хорошие друзья, как считали все вокруг.

– Ну и что? – говорила я. – Любить человека того же пола всё равно лучше, чем вообще никого не любить!
– Тебе легко рассуждать! – упрекали меня ровесники. – А вот если бы твоя собственная дочь или сын?..

Я верила, что мне будет всё равно, с кем счастлив мой ребёнок, хотя все думали, что это пустые слова. И вот недавно я узнала, что моя старшая дочь рассталась с мужем и что теперь у неё подруга. Вернее, любимая.

И я рада за них обеих. Я не знаю пока, как сложится жизнь у других моих дочерей, но я в любом случае поддержу их выбор. Главное, чтобы они полюбили достойного человека и были счастливы.

Мне очень жаль, что немногие люди моего поколения разделяют мои взгляды. Это мы, взрослые, виноваты в том, какая атмосфера нетерпимости сложилась в нашем обществе. Это из-за нас вам так трудно. Вы не виноваты в том, что вы такие, какие есть.
Я. Т., 50 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Дорогие дети-404!

Для нас вы всегда будете просто детьми, которые потом станут взрослыми – точно так же, как это произошло с нами... Мы пишем вам из солидарности, чтобы вы приняли себя и поверили, что многое возможно и многое в ваших силах. Мы точно так же росли в обычном гомофобном обществе и не загадывали себе судьбу. Наши мамы хотели нам другой жизни, из страха наговорили много отравляющих слов, страх за «не таких» дочерей вынуждал их вести себя агрессивно.

Мы вместе уже 14 лет. И конечно, дело не в похоти (как считает моя мама), и не в приколе (как считает мой папа), и не в том, что нет хорошего парня (так считают очень многие). Дело в чувствах, и всё.

Пока мы как бы оправдываемся за свои чувства и свой выбор, так как многого лишены в этом обществе. Семья наша совершенно обыкновенная, уровень доверия и степень открытости в ней высокие. Мы пришли к выводу, что нужно идти своим путем и жить не для соседей или родителей, ведь жизнь у нас одна.

Будьте сильными и помните, что всегда есть кто-то, кто поддержит, кому вы нужны или кто думает так же. Когда есть любовь, всё преодолимо.

Мы любим вас.
Юлия и Анастасия, Украина

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Впервые я влюбилась в человека своего пола еще во втором классе, но осознала свою ориентацию только в 13 лет. Тогда была уверена, что би. Сейчас – уже нет. В 15 лет призналась лучшей подруге, в которую была влюблена. Она приняла меня, чему я безумно радовалась. Потом рассказала друзьям/знакомым в художке, которые тоже отнеслись весьма спокойно. Но в школе... У меня в классе есть минимум одна девушка-гомофобка, и иногда безумно хочется ее заткнуть. Но не хочется потом слушать ее возмущения и тупые вопросы. Безумно противны ее рассуждения на эту тему. Поэтому в школе не знают, хотя многие явно догадываются – я не очень-то стараюсь скрыть. Родители тоже не в курсе, очень боюсь им признаться. У нас дома эта тема никогда не обсуждалась, но они хотят когда-нибудь внуков, а я единственный ребенок, так что это может быть ударом для них, не хочу шокировать. Но рано или поздно придется признаться. Надеюсь, что всё пройдет спокойно. И желаю того же остальным.
Катя, 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я – ФтМ-транссексуал и пансексуал. Совершенно точно знаю, что все мы одинаковы, нет лучших и людей второго сорта. Все достойны быть такими, какие они есть, и любить того, кого они любят.

Я понимаю вас и полностью поддерживаю. Я горжусь, что вы не молчите и продолжаете говорить о себе, своих проблемах и ситуациях, которые с вами происходят. Не отчаивайтесь и не слушайте тех, кто вас оскорбляет. И что бы ни случилось – оставайтесь собой.
Александр К.

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Всем здравствуйте.

Как и у многих здесь, у меня есть маленькая история. Свое начало, если хотите.

О том, что я би, я узнала года полтора назад, когда встретила замечательную девушку, с которой мне было хорошо и легко общаться.
Пожалуй, дружбой это и ограничилось бы, если бы не одно «но»: нравилась я всегда почему-то девушкам. Сначала подруга, что далеко от меня живет, призналась по Интернету; позже еще одна, из моего города, сказала, что любит. Я боялась и не понимала, почему так привлекаю их. Боялась еще и того, что как-то встретила попросту идеального парня – но он меня не зацепил, хотя и правда был милым.

Но встретив ее, я просто не могла остаться той, кем была. Маленькая девочка исчезла, теперь на ее месте – я, ЛГБТ-подросток, которого презирают знакомые и незнакомые просто за манеру общения и вид. Для них это нечто отталкивающее.

О моей ориентации знают только две моих лучших подруги, знакомая, что признавалась мне в любви по Интернету, и, конечно же, моя девушка. Родителям открываться я не собираюсь.

Дети-404. Не поддавайтесь на провокации, будьте собой. Вы – это вы, и ничто не сможет помешать вам и вашему счастью.
Мы – дети-404! Мы есть!
Бурбунелла, 15 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Доброго времени суток всем, кто неравнодушен к нам, несуществующим, так называемым детям-404. Не буду рассказывать свою историю осознания ориентации: такой я была всегда. (Назревает вопрос: кто же «запропагандировал» меня в утробе матери и позже, когда о гомосексуальности старались не заговаривать?)

Направо и налево я, конечно, не кричу о предпочтениях, но бороться приходится часто, хотя бы словесно – защищая своих ЛГБТ-друзей, которые по наивности рассказали о себе.

Самое интересное – наблюдать, как резко меняется отношение людей к тем, кто открывается перед ними. Вчера ты считался успешным человеком, лидером в группе (кружке, секции, классе), с твоим мнением считались... а узнав о твоей ориентации, относиться к тебе начинают как к недочеловеку, который априори не может связать внятно двух слов.
Друзья! Не обращайте внимания до тех, кто своим развитием остался в древних временах. Вспомните, что в компании Apple работает немало ЛГБТ. (У многих представителей власти не один продукт этой компании? Какого черта? Его же геи делали! Прокаженный аппарат!!)

Добрая часть актеров российской и зарубежной сцены не славятся гетеросексуальными предпочтениями. А Элтон Джон? А Фредди Меркьюри? Разве не слушают наши Милонны хиты этих певцов?

Если ребенка до восемнадцати растить в барокамере, защищая от всего, то он, выйдя в свободное плавание и узнав об ЛГБТ, либо резко и негативно отнесется к ним, либо (скорее всего!) решит попробовать то, от чего его защищали. Так что мы не должны молчать о том, что мы существуем! Главное, если мы едины, друзья, то мы победим эту систему!

Ну да, я отклонилась от темы. Хочу сказать: несмотря ни на что, мы существуем, а главное – у каждого из нас есть опора в лице друг друга. Недопонимание в обществе будет всегда, но мы сильнее, сильнее хотя бы в том, что можем признать: мы отличны от них, поголовно одинаковых.

Счастья и добра вам всем, друзья, а главное – личного счастья!
Валер, 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я всегда знал, что был не такой, как все. Мне нравились люди моего пола.

И недавно я открылся. Сначала одной подруге, затем другой. Я пытался держать это в секрете от одноклассников, но случайно проболтался одной, а она другой, а та третьей... В итоге знает вся школа как минимум...

Мне невероятно неприятно слышать словечки: «пидор», «пидарас», «петух». Я еле терплю вопросы: «Ты что, реально пидор?» Но я справлюсь. Я знаю, что есть люди, которые меня поддержат. У меня есть любимый человек. Так что я спокойно переношу насмешки и издевательства.

И я желаю такого всем сверстникам-геям и лесбиянкам.
Е. П., гей, Москва, 15 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Кажется, бисексуальную ориентацию я отчетливо осознал в 12 лет, но и раньше она всегда была со мной, просто я тогда не понимал, что это... К своим 17 годам пришлось столкнуться с разным. Основное – это непонимание сверстников: город у нас маленький, никуда не денешься. Было всякое: и полная куртка сухих еловых иголок, и толчки в спину, и постоянные издевки. Как следствие – затяжная депрессия, мысли о суициде, ненависть к людям. В тот момент я был совершенно один.

Хочу сказать огромное спасибо своим родителям. Своей лучшей подруге-бисексуалке, которая появилась в моей жизни очень внезапно. Своему лучшему другу, который не видит ничего ужасного в моей ориентации. Всем остальным друзьям и знакомым. ЛГБТ-подросткам. Детям-404. Без их поддержки я бы уже давно сломался...

«Никогда не сдавайся, всё будет... когда-нибудь обязательно будет» (с)
Д., би, 17 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Сейчас мне 20 лет. Но когда мне было 15, я впервые влюбилась в девушку старше меня на два года. Для меня это всегда было нормой, поэтому я не очень боялась, что она догадается о моей симпатии.

Я училась в 9-м классе, она в 11-м. Написала ей письмо – якобы от тайного поклонника. Мой план провалился, она сразу вычислила меня, подошла и спросила: что это? – я не ответила, только улыбалась...

И началось. Я любила ее три года. Нежно, верно, преданно и страстно. Она делала вид, что не замечает этого. Мы были знакомы, мы могли идти по улице навстречу друг другу и даже не сказать: «Привет», просто смотреть друг на друга и улыбаться. Она всегда странно смотрела на меня, не отводила глаз... Это сводило меня с ума.

Когда я решилась позвонить ей и открыться, она ответила: «Ты должна сказать это мальчику». Моё сердце разбилось, мне было очень трудно, но тогда никто не мог меня поддержать. Мама считала гомо-ориентацию психическим отклонением. Мне пришлось самой зализывать раны. Мне так были нужны внимание... любовь... поддержка... Но никто не видел мою боль, никто о ней даже не знал.

Я хочу сказать всем родителям, друзьям, родным ЛГБТ-подростков: не отталкивайте нас! Мы порой так нуждаемся в вашей любви! Нам тоже бывает очень больно. Цените нас и наш выбор! Цените нас за человечность, а не за ориентацию!
Виктория С., 20 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Оtto Mac’Connelly, би, 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Всем привет. Меня зовут Кира, и я бисексуалка. Осознала в 15 лет, тогда не обращала на это сильного внимания, думала: «Обычное увлечение, что же тут такого, пройдет». Но вскоре поняла, что всё довольно серьезно.

Встречаясь с парнем, я поняла, что влюбилась в девушку. Проблема в том, что она натуралка. Да, она поддерживает людей с нетрадиционной ориентацией и презирает гомофобов, которых развелось очень и очень много. Мы с ней лучшие подруги, но для меня она – кто-то больше. Знаете, я встречалась с тремя девушками, но еще ни к кому не испытывала столько нежности, как к ней.

Но все-таки не каждая история должна быть счастливой. Мы не можем быть вместе (у нее есть парень, который ее любит), я понимаю, но иногда так хочется ее поцеловать, трудно себя сдерживать, а особенно тогда, когда тебя не отвергают. Но знаете, я и так счастлива – просто находиться с ней рядом почти целыми днями. Вот что такое любовь. Если кто-то мне скажет, что это не любовь, то я могу смело отметить ему, что уравнивать два понятия – «любовь» и «половые отношения» – то же самое, что дать филологу решить самую трудную задачу по высшей математике: это неправильно.

В семье знают о моей ориентации. Папа принял, мама думает – возрастное.

Так часто встречается в сегодняшнем обществе непонимание. Страх перед чем-то новым пытается заглушить всё, вернуть к старому порядку. И, видя такое, правительство это поддерживает, принимая законы «о пропаганде». А разве так правильно? Разве в Конституции не написано, что человек – это личность? А как же человек может быть личностью, если его ущемляют в праве выбора, в праве выражать свои чувства? Разве важно, кого ты любишь, если любовь (или огромнейшая симпатия) к человеку искренняя? Разве важна ориентация, если ты можешь выслушать, понять человека, помочь ему? Разве мы не такие же люди, как и все?

Так противно слышать вслед высказывания тех, кто совершенно не представляет, как можно любить. Тех, кто живет по нарисованным шаблонам. Неужели так сложно принять людей? Многие просто боятся быть собой, закрываются в себе, отстраняются от общества, попадают в психбольницы. И нет, не из-за ориентации, а просто потому, что их не понимают. И знаете, так смешно слушать аргументы религиозных гомофобов: «А вот церковь запрещает!» Эй, люди, очнитесь! При чем церковь – и чувства?

Ах, если бы общество было немножко умнее... Разве это так сложно? Разве мы не люди? Да, конечно, мы звери и мы сожрем вас. Кто сказал, что мы больны? Мы абсолютно нормальны, поймите же! Посмотрите на нас, услышьте наши голоса. Мы здесь, среди вас, мы существуем!
Кира, Украина, 18 лет

 

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Каждый день сотни людей уезжают за границу, тысячи умирают в нищете, но в снижении численности населения России виноваты геи.
Т. М., гей, 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я... я не знаю, кто я. Я до сих пор не могу понять, гетеросексуалка (чуть не вышла замуж), бисексуалка (нравятся красивые женщины) или просто асексуалка, если верить многим определениям.

Но разве это важно?

Вот она – я. Я чем-то увлекаюсь. У меня есть характер. Таланты. История. Разве это поменяется, если я полюблю парня? А если девушку? Разве это определяет человека?

Дети-404. Вы есть. Я с вами. И не только я. Уверена, вас поддерживают многие. И мы не сдадимся. Кем бы вы ни были, вы – Дети. Вы – наши Дети. И мы должны любить, оберегать, защищать вас – и принимать такими, какие вы есть. Мы должны помогать вам понимать себя, помогать вам устраивать вашу жизнь такой, какой она должна быть. Невзирая на ориентацию.

Что бы я ни решила для себя, кем бы в итоге ни оказалась, я не отступлюсь от своего мнения. Каждый имеет право на жизнь, уникальную, свою. И никто не должен отвергать другого из-за того, кого тот любит.
Любовь не имеет пола.

Дети-404, вы есть. Я с вами. И я готова защищать вас, как своих детей.
М., 26 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я Юлия. Мне 16 лет. Я люблю всех, кто меня окружает и поддерживает.

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Порой мне хочется побыть в одиночестве и погрузиться в мир грез и фантазий.

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я обычный подросток, люблю хеви-метал и восхищаюсь стихами Асадова.

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Но для государства меня нет. Я ребенок-404.

Я лесбиянка. Можно сказать, что мне повезло, ведь я не сталкивалась с физическим насилием. Но значит ли это, что я не сталкивалась и с гомофобией?

Я помню самый неприятный в своей жизни случай непонимания со стороны взрослого. Ко мне подошла на улице незнакомая женщина. Она сказала, что разочарована во мне. Сначала я не поняла, что она имеет в виду, настолько это меня шокировало. Оказалось, она узнала о моей ориентации из разговора наших общих знакомых и решила поставить меня в известность о том, что я не оправдала ее ожиданий, оказавшись лесбиянкой.

Я много раз сталкивалась с оскорблениями ровесников, но никогда это так не обижало меня. Этот случай показал мне, что в нашей стране достаточно быть геем для того, чтобы посторонний человек резко поменял о тебе мнение в худшую сторону.

В России, я считаю, гомофобия процветает ярче, чем сексизм или антисемитизм. Вряд ли кто-то подойдет к еврею и скажет, что тот разочаровал его своей национальностью! А с лесбиянкой так можно. И это сочувствие, разочарование, непонимание ранит больнее, чем насилие. Перед такой гомофобией со стороны взрослых мы, гомосексуальные подростки, совершенно безоружны.

Я знаю, где искать помощи, если ровесник меня оскорбит или ударит. Но когда меня задевают мой учитель, мои родители или просто незнакомка на улице – нет защиты. Нигде. Теперь я знаю, что этот случай будет не последним, ведь отрицательное отношение общества к ЛГБТ поддерживается и современным законодательством.

Нас учат в первую очередь исполнять требования родителей, учителей, взрослых. Никто не советует нам прислушиваться к себе и уважать себя. Но я-то знаю, что я заслужила право быть услышанной и признанной. Я лесбиянка, я есть и не собираюсь становиться невидимой кому-либо в угоду!
Юлия, 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Когда я была совсем маленькой и видела плохое отношение к однополой любви, я спрашивала у мамы: «Почему? Разве они не такие же, как мы?» На что получала ответ: «Вырастешь – поймешь».

Я выросла и до сих пор не поняла. Как можно осуждать любовь? Если двум людям хорошо, то какое тебе, человек, дело?

...Думаю, многие представители ЛГБТ-сообщества знают, кто такие слэшеры. Так вот, лет с одиннадцати я увлеклась слэшем. Но о себе в таком плане не думала никогда. А примерно полгода назад поймала себя на том, что стала засматриваться на девушек. Не как на потенциальных подруг, а как на что-то иное.

Конечно, сначала я испугалась. Кто не боялся? Поделилась с близкой подругой, на что та (кстати, не особо лояльная к ЛГБТ особа) ответила, что всегда будет со мной, несмотря ни на что. Тогда я почувствовала себя счастливой. Потом я совершила камин-аут перед остальными друзьями. Многие из них улыбнулись и сказали, что давно догадывались. Никто не отвернулся от меня. И я безумно благодарна им. Ведь я не стала хуже от того, что замечаю не только парней, но и девушек!

Когда же люди поймут, что это нормально? Наверное, в столице мира гомофобов – в России – никогда. А что говорить о детях-404? Какое нормальное отношение – нас даже не замечают! А если замечают – ругают, проклинают, называют отродьем, не понимая, как нам нужна поддержка.

С месяц назад в моем городе с собой покончили две девушки. Пресса всё замяла, сказала, что они принадлежали к какой-то секте. Мы – секта? Эти девочки были лесбиянками и не скрывали этого! Отчего и нарывались на агрессию со стороны общества!

Я боюсь оказаться не столько без поддержки, сколько в опасности. Неадекватное отношение пугает.

Одумайтесь, люди, мы такие же, как вы! И сколько бы вы ни запрещали нас, мы будем любить.
Катя, 15 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Здравствуйте, я из Киева (Украина). Не знаю, с чего начать. С того, что, сколько себя помню, мне всегда нравились девочки? Или с того, что у меня до мозга костей религиозная семья? Или с того, что я ушла из дому и уже два месяца живу с любимой...

Нам пришлось через многое пройти. Учитывая мою депрессию, апатию и полный мрак в душе и взгляде. Но знаете, когда я на минутку остановилась и оглянулась вокруг, я благодарила все силы света и добра за то, что она рядом, за ее терпение, за возможность теплых прикосновений, за свет, который она мне дарит. Именно тогда я нашла себя.
Дети-404, вы не одни! Я вас люблю. Просто за то, что вы есть.
Гербарина, 17 лет

Мы пишем общее письмо, ведь уже успели стать единым целым. У нас одна история на двоих, которая начиналась у каждой по-своему.
Меня зовут Ира. Я безумно люблю свою девушку. Несмотря на разницу в возрасте, у нас всё прекрасно и много общих интересов.

Я тоже когда-то была подростком и не знала, что делать и куда бежать. Мне порой было так же страшно и обидно, как и всем. Но я поняла одно. Главное – любить и уважать себя. Никто не имеет права обижать нас или утверждать, что мы ущербные. Мы – люди и имеем право на любовь, добро и уважение. Помните об этом всегда. И могу с уверенностью сказать, что всё будет хорошо. Если не сдаваться, бороться и оставаться собой, то всё обязательно будет хорошо! Я нашла свою половинку и верю, что каждый ее найдет. И искренне вам этого желаю.
Дети-404, не сдавайтесь! Будьте собой всегда и везде! Вы не одни.
Ира, 23 года

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Мне всего тринадцать, а осознала свою нетрадиционную ориентацию я около полутора лет назад. Ну конечно, маленькая, глупая... Решила рассказать подругам, думала, они поймут. Теперь в спину слышу обидные оклики, а мамы боюсь как огня, ведь мои любезные бывшие друзья могут ей всё рассказать.
У нас есть выбор – и мы можем сами решать, что для нас хорошо, а что плохо.
Спасибо всем.
Д., 13 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

С самых ранних лет я чувствовала, что чем-то отличаюсь от других. В десять меня озарило. Правда, легче от этого не стало.
Я не считаю, что мы, гомосексуалы, отличаемся от других чем-то, помимо ориентации. Зачастую мы даже превосходим гетеросексуалов в толерантности.
Правду обо мне знает небольшой круг людей (родители, отчаянные гомофобы, в него не входят). Они делятся на три группы:
– геи: они меня принимают;
– гомофобы: они при каждом удобном случае называют меня извращенкой;
– и люди, которые говорят: «Ты просто еще не встретила нормального парня».
Я подавлена мыслью, что мое счастливое будущее могут перечеркнуть люди, которые только и твердят: «Так лучше для детей». Надо же – выросла с нетрадиционной ориентацией в гетеросексуальном обществе.
Я постоянно думаю, как мне сбежать из России, из этого пристанища гомофобов, из этой тюрьмы с псевдодемократией. И я не хочу называть себя ребенком-404. Потому что я нормальная. Такая, как и все. Я не ошибка.
Юлия, 15 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Все мои родственники и друзья – ярые гомофобы, которые уверены, что «стрелять таких надо». Я боюсь признаться родителям. Мама считает, что другая ориентация – ошибка природы, которую нужно исправлять любыми способами. Уверена, она даже слушать меня не станет, а только устроит скандал. Очень хочется высказаться кому-то, но среди близких нет людей, которые поймут.
Мария, 15 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я – бигендер нетрадиционной ориентации. Не путать с бисексуалом.
Я считаю это нормальным.
Почему мы должны быть такими, как все?
Анонимус, 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Вчера мне исполнилось 18.
Я осознала себя особенной еще в 12 лет и постоянно жила с этим. Нет, от друзей, прохожих, одноклассников я никогда не скрывала, что я лесбиянка. Но вот мама... Она растит меня и брата одна. И мне было ее жалко. Но вот, как мне показалось, пришло время. Неделю назад я призналась. Сначала было простое «это лечится»... А потом... Разрезанные джинсы, контроль переписок...
Мне очень хочется, чтобы люди и моя мама поняли, что мы не уроды. Мы такие же, как они. Мы тоже люди и мы тоже можем быть счастливы, иметь семью.

Дорогие родители детей-404. Вы говорите, что будете любить своих детей, что бы ни случилось. Так делайте это! Не нарушайте своих обещаний!
А вы, ребята, такие, как я – не бойтесь быть гордыми. Вы – особенные. Вы те, кто вы есть! Be proud!
Вера, 18 лет, лесбиянка

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Когда люди проходят мимо и говорят: «Фу, педик!», меня переполняют непонимание, обида, желание убивать! Как можно быть настолько тупыми, чтобы не видеть: мы все люди независимо от того, кого любим. Мы равны перед богом, и никто не имеет права ущемлять наши права!

Нас называют не такими, как все, мол, мы ужасны и нам нет смысла жить. Да что вы несете, люди! Очнитесь! Мы такие же, как вы! Вам самим не пох..., с кем я хочу заводить отношения? Я говорю всё, что накопилось у меня на душе, ибо прошло слишком много времени, чтобы так же оставлять это в себе, как и прежде. Мне нечего терять!
Мои родители пока ничего не знают, но скоро они узнают истинного меня. И я не боюсь сказать: «Я гей!», потому что я таким родился!
Саша

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Мне есть что сказать детям-404.
Ребята, вы такие же, как все. Вы достойны любви, уважения и понимания! Не замыкайтесь в себе и не бойтесь себя. Есть очень много людей, которые вас понимают и поддерживают. Мы вместе будем бороться с дискриминацией и насилием. И мы обязательно победим. Я всем сердцем люблю вас, дети-404!
Екатерина, 22 года

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Когда-нибудь люди поймут, что в этом нет ничего отвратительного. Когда-нибудь... Но не сейчас. Сейчас нас ненавидят, боятся и считают отбросами.
Из-за глупости и злобы человеческой я не могу обнять свою возлюбленную. Не могу сказать открыто, что между нами происходит. А всё потому, что ее родители – гомофобы.
И если узнают... Не думаю, что я еще когда-то увижу ее. Не знаю. Не представляю, что делать дальше!
ЛЮДИ! ОДУМАЙТЕСЬ! ПРОШУ!
К. Б.

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Всем привет! В этом году мне исполнится 17 лет. Я би, девушки меня почти не привлекают.
То, что я не «натурал», понял очень рано. Влюбился в парня сестры в 8–9 лет. Тогда я еще не знал, кто такие геи/би/лесби, поэтому и не скрывал ничего. Вскоре меня стали обзывать голубым, и под этим давлением я сказал: это просто шутка... Пытался внушить себе, что мне нравятся только девушки, но безуспешно.

Только недавно я принял себя. Я не хочу скрываться, я не хочу, чтобы таких же детей и подростков, как и я, унижали в школе и по жизни... Надеюсь, что в будущем наша страна станет менее гомофобной.
Егор, 17 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Очень трудно, когда все считают, что моя ориентация – это возрастное... Нет. Не возрастное и не болезнь... Я просто та, которая любит ее... Любит не так, как все, а по-настоящему!
Женя, 17 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Интересной истории у нас нет. Я даже не знаю, останусь ли ЛГБТ или буду растить детей в гетеросексуальной семье. В любом случае, это произойдет нескоро. А сейчас я просто знаю, что мы есть, что мы не одни.

И, пожалуй, самое главное: всё обязательно будет хорошо, конечно, не как в сказке, но happy end обязательно будет. Главное – верить и жить.
Маша, 15 лет


Здравствуйте. Я Аля. В отличие от Маши, у меня есть история. Небольшая, незавершенная, но история.
Не могу сказать, когда точно я осознала, что парни меня не привлекают. Я ведь даже встречалась с одним, но вскоре поняла, что... отношения были построенными. То есть у меня не возникало никаких чувств, кроме дружеских, к нему. Именно поэтому мы и расстались. Все мои сверстницы тогда (около года назад) уже встречались с десятым, быть может, по счету парнем, и я не понимала, почему я так не могу. Была ужасно напугана тем, что я бесчувственное создание и никогда не смогу полюбить.

Осенью прошлого года это случилось. Я влюбилась в девушку. Одноклассницу. Странно, ведь мы с ней учились вместе семь лет, но я будто была слепа. Будто вся была в раздумьях, как найти «того единственного». Видимо, проблема как раз в том, что для меня это должна была стать «та единственная».

Как ни странно, осознала это я нормально, без истерик, мыслей, что я «неправильная». Как раз наоборот. Я почувствовала себя собой.
Прошлый год навсегда отпечатается в моей памяти. В этот год я впервые поняла, кто я. Впервые влюбилась. Эта девушка до сих пор не знает, что я испытываю к ней чувства. Надеюсь, скоро я наберусь смелости признаться.

Мне очень... нет, не так. ОЧЕНЬ повезло с друзьями и знакомыми. Те некоторые, которым я доверилась, приняли меня, за что я им безмерно благодарна. А ведь они даже не мои лучшие друзья. Просто однажды я сорвалась и рассказала им, почему в последнее время такая расстроенная. Я чувствовала себя брошенной и разбитой. Я знала, как принимают таких людей. И как же я была удивлена, когда мне просто посоветовали... не киснуть и надеяться.

Надеяться. Именно надежда должна быть с каждым из ЛГБТ, с каждым ребенком-404. Именно она должна не давать им прыгать с крыш, резать вены и глотать таблетки. Надежда, что люди, которые тебя примут, есть.

Возможно, я не сталкивалась с гомофобами из-за того, что держу ориентацию в тайне. Но я хочу сказать всем, кто терпит боль и унижение ради того, чтобы быть собой: мы есть. Мы существуем, и мы единое целое. ЛГБТ – не просто сообщество. ЛГБТ – самая крепкая семья, не связанная узами крови. И дети-404 – часть этой семьи. Семьи, где всегда помогут. Семьи, где всегда подскажут, как верно поступить. Семьи, где всегда поймут, полюбят и утешат.
Аля, 15 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Мне всего 16 лет.
Некоторые считают меня ребенком, ничего не смыслящим в этом мире. Но я знаю больше, чем многие взрослые. Люди привыкли ограничивать себя рамками, боятся выглянуть за них. Если что-то в них не укладывается – «это неприемлемо».

Я хочу сказать всем на свете то, что сказал мне когда-то один хороший человек: «Умей смотреть не только на детали, но и на картину в целом. Очень часто картина продолжается за пределами рамы». Это немного абстрактно, но смысл уловить можно.

Конституция РФ каждому гарантирует свободу мысли и слова, а нам, ЛГБТ, нельзя говорить о своей ориентации и гендере. Нет ли противоречия? Или нас не считают людьми?

Я подросток. Никто никогда мне не пропагандировал гомосексуализм. Я всё выяснила сама, узнала, нашла людей, кто считает так же. И в мире, я уверена, есть миллионы таких же подростков. В России их, конечно, намного меньше, но на них давит окружающая обстановка. Они могут замкнуться в себе и даже покончить с собой. А всему виной законы, общественное мнение, страх, стыд. Зачем нас запугивать?
Не нужно бояться, я так считаю.
Алиса

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Честно: мою жизненную позицию нельзя назвать слишком активной. В жизни я не прыгаю на площадях с радужными плакатами, не лезу отстаивать принципы налево и направо. Просто живу так, как считаю нужным, и никого не трогаю. Наверно, я типична. Но мимо этого проекта не могу пройти: он, с моей точки зрения, важен особо.

Мне уже давно не семнадцать, и школу я окончила семь лет назад. Время течет, одни события сменяют другие. Кажется, что какие-то воспоминания постепенно уходят из памяти, остаются голые факты. Но это совсем не так. Я всё помню... Помню, как раздумывала, какие таблетки из маминой аптечки глотать (мама работала врачом, и дома было множество лекарств) и когда это делать, чтобы меня не откачали. Помню, как стояла на крыше девятиэтажного дома и думала: прыгнуть? Помню, как одноклассники смотрели на меня, как на больную, потому что я не была похожа на них... Я могла не разговаривать неделями, молча пропуская мимо ушей очередные оскорбления в мой адрес.

Но всё течет и меняется. Я уехала из маленького северного городка, поступила в Питер учиться. Стала обрастать друзьями и знакомыми и поняла, что я не одна. И что влюбляться в девушек не стыдно. А очень даже приятно.

Через какое-то время рассказала о себе лучшей подруге, с которой тогда жила в общежитии. И она всё поняла. Для меня это было такой радостью, даже не передать словами. Позже я смогла открыться родителям. Они до сих пор не в восторге (надеются на «это пройдет»), но мы хорошо общаемся, и я безбоязненно могу им говорить, что встречаюсь с девушкой и живу с ней. Сейчас в моем близком окружении абсолютно все знают о моей ориентации, и ни один из моих друзей не отрекся от меня. За это я очень им благодарна.

...И сейчас, оглядываясь, я понимаю, что если бы совершила одну из попыток самоубийства, то я бы лишилась огромного числа хороших людей, воспоминаний, событий, эмоций... Поверьте, ради этого стоит жить! Стоит терпеть, если вам тяжело. Стоит молчать, если сейчас вы не можете рассказать о том, что беспокоит (не везде есть понимающие люди). «Надо просто научиться ждать». Переждите, пересидите, перетерпите. Но не отказывайтесь от себя.

Когда-то наступит совершенно другое время – и всё станет хорошо. Поверьте. У вас появятся друзья, которым будет все равно, кого вы любите. Вы обязательно найдете (если еще не нашли) своего человека. Даже ваши родители, если и не поймут, то, скорее всего, смирятся с тем, как вы живете.

В общем, всё будет хорошо! И если вам сейчас одиноко, грустно или кажется, что весь мир против вас, то просто подумайте о том, что совсем скоро всё наладится. Ведь именно так и будет!
Ярослава

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Как люди могут быть настолько самовлюбленными и зацикленными? С пеной изо рта каждый раз убеждать, что вся моя жизнь – ошибка? Мне давно надоело. Я ощущаю себя кроликом-приманкой на собачьих бегах. Почему людям спокойно не живется? Почему им надо обязательно искать себе «жертву», которую обязательно надо убедить в своем ничтожестве? Спешу вас поздравить, «дорогие друзья», у вас всё получилось! Каждый день после ваших словесных (и физических) атак я плачу в подушку, сбиваю костяшки о стену в комнате и срываюсь на друзьях. И после действий этих…затруднюсь назвать их людьми, вы еще смеете говорить, что судьба лиц младше 18 лет вам важна?! Да вы смеетесь нам в лицо, обливая грязью, уверяете, что нас нет. А мы есть! Вот сидим сейчас в своих укромных уголках и пытаемся найти точки соприкосновения с миром, но многим это не удается. Увеличивается как раз то, на что вы постоянно жалуетесь, – количество самоубийств среди подростков. Вы думаете, как отгородить нас от пропаганды? А почему не думаете, как сохранить наш выбор и наши моральные принципы? Представляете, они тоже у нас есть! И нам тоже бывает больно и обидно слушать то, что вы говорите с экранов телевизоров, обосновывая все кривыми и порой даже глупыми фактами! Успокойтесь и дайте нам жить!
А.

 

linia punktir 

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

А я буду той самой, которой почти повезло.
Меня не кидали друзья (нет друзей – нет проблем), не травили в школе (в лицее было не так много агрессивных дебилов), не выгоняли из дома.
Было только одно большое «но».

У меня есть подруга. Ну как – подруга. Я люблю ее всю сознательную жизнь. А она меня нет.
Сейчас мне 19. Делаем ремонт в квартире, в которой будем жить. И знаете, не изменилось ничего. Я ее всё так же люблю, она меня – так же нет.

В 14–17 лет пыталась это перерасти – ударялась в творчество, учебу, работу. Экзамены на отлично, физмат, бюджет, музыка, живопись, писательство... Закончилось срывом, больницей, шестью месяцами восстановления, но ситуацию не изменило.

Было время, она училась в другом городе, мы вообще не виделись и почти не списывались около года. Это тоже ничего не изменило.
Родители знают, рукой на меня давно махнули, ибо подрастает младшая сестра, которая оправдает их ожидания. Пьяную ругань родителей, смерть родственников, недели в больнице я переживала в разы легче, чем единственное слово критики от нее.

А еще... я устала.
Я просто устала. Я понятия не имею, как жить дальше. Я даже думать боюсь о том, что будет, когда у нее действительно появится человек, с которым она захочет семью.

За это время на нервной почве у меня здоровье скатилось в ноль. Старые проблемы с иммунной системой вернулись, стою на учебе и регулярно бегаю сдавать кровь на ВИЧ. Поставили лабильную психопатию. От любого скачка эмоций начинает прыгать температура, давление, психосоматические головные боли, обмороки и прочие неприятные вещи. Давно и прочно на антидепрессантах.

Собственно, к чему все это нытье?

Я из города – большой деревни. Мне всю жизнь элементарно хотелось сесть и поговорить с кем-нибудь большим и умным, спросить, что мне делать и как себя вести. С кем-то, у кого такой опыт был: это вообще на грани фантастики.
Информация в Интернете есть – но ты всё равно чувствуешь себя одиноким. Потому что ништяки в виде ЛГБТ-организаций, Лены Костюченко и Игоря Ясина – они, блин, в Москве и в Питере, а ты один в сибирской жопе мира. И у тебя на полном серьезе минус 40 зимой, в 60 километрах от города ходят медведи, и не то что гей-клуб – даже адекватного психолога тут не найдешь.
Так вот. О какой пропаганде они говорят, когда до сих пор не решена проблема с изоляцией?

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Всем доброго времени суток. Я Алиса, мне 24 года, и я лесбиянка.

С гомофобией первый раз столкнулась в 19 лет, рассказав о себе матери. Сколько обидных слов полетело в мою сторону, оскорблений, унижений. Было очень больно, я никогда не испытывала такого отчаянья. Спасала и давала мне сил – моя любимая музыка. Тэм Булатов из группы «Люмен» кричал в мои уши: «ПАДАТЬ НЕ БОЛЬНО, ВСТАВАТЬ ЛЕГКО!!!», и я чувствовала, что вся сила, что есть во мне, собралась, чтобы защитить мою честь, мое право на свободу и любовь! Всё смешалось тогда – и боль, и колоссальная мощь, я знала, что справлюсь.

И у меня все получилось! Я по-прежнему не общаюсь с матерью, но я уже взрослый, самостоятельный человек, и я счастлива, у меня есть любимая, и вместе мы ещё сильнее. А недавно я открылась родственнице. Она абсолютно спокойно отнеслась, сказала, что она рада и что главное – быть счастливым, даже посоветовала мне посмотреть одну комедию на тему того, как родителям еврейского парня всё же пришлось принять сына, ей этот фильм очень нравится. К счастью, реакции могут быть разные, и есть люди, которые все понимают.

Дорогие мои дети! Как хочется защитить вас, дать сил и мужества, а всех, кто показывает на вас пальцем или обижает, наказать по заслугам, чтобы восторжествовала справедливость! Никто не смеет плевать вам в душу, но эти плевки должны делать вас сильнее и мудрее! Ни в коем случае не думайте о самоубийстве – это не выход. Держитесь изо всех сил, пусть даже будет казаться, что их не осталось, – они есть в вас, это неиссякаемый источник! И обязательно найдутся люди, которые поймут и обогреют. Ни в коем случае не думайте, что это болезнь или грех, Вселенная любит нас всех! Не пытайтесь изменить себя и стать «нормальными». Как сказала замечательный психоаналитик Кларисса Пинкола Эстес, обманывать себя – всё равно что отрубить руки своей душе, к хорошему это точно не приведет.

Дети-404, вы не одиноки! Мы с вами! И вместе мы – сила! Никому не сломить наш дух! «Полчища зла несметны, но нас осеняет Надежда, неведомая ему» (Д. Р. Р. Толкиен, «Властелин колец»).
P. S. Держитесь, у нас всё получится!
С любовью, Алиса

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я подбадриваю всех представительниц нашей маленькой семьи. Всем парам желаю удачи, любви и обнимашек, а одиноким – найти свою любовь! Добра и любви!
Маленький лесбияночко

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Мне девочки нравились с детства. Я думала, что это нормально, потом – что пройдет, но не прошло... Когда я влюбилась в нее год назад, то окончательно поняла, что я лесбиянка. Была сильная эйфория от происходящего, хотелось рассказать всем – но я не могла... Потому что даже мои родители считают это извращением. Прошел год, мы вместе, несмотря ни на что. Про это не знает никто, кроме моей лучшей подруги. Я буду всегда благодарна ей за принятие и понимание.

Я устала скрывать свою жизнь, постоянно что-то придумывая, фильтруя слова, которые я должна говорить окружающим. Хочется быть как все, не прятаться и не бояться осуждения, иметь право любить.
Л., 17 лет, Санкт-Петербург

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Более двух лет назад я полюбила девочку. На это ничто не повлияло, я просто её увидела и поняла всё. Как -то раз разговаривала на тему гомосексуальности с родными и получила много отрицательных мнений, поэтому сейчас боюсь признаться им. Но негатив никак не повлиял на меня, я как любила, так и люблю её.
М., 15 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть". 

Миранда

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть". 

 

Я FtM-транс и бисексуал. В моем детстве не было Интернета, не было знакомых, которые могли бы поддержать. В школе меня травили и сверстники, и даже порой взрослые, а родителей не волновало, что я чувствую. Я был совершенно один во враждебном мире.
Сейчас мне 25 и я ощущаю свободу, но тогда выжить было непросто. Я очень хорошо понимаю, что вы чувствуете. Вы не одни! Не бойтесь ничего, не слушайте оскорблений и упреков. Любите тех, кого вы любите, и всегда, что бы ни случилось, оставайтесь собой. Каким бы злым и негостеприимным ни казался порой мир, я уверен – любовь сильнее ненависти!
Никс, 25 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я не буду говорить о том, что всё началось с раннего детства, что это у меня с рождения... Просто всё так, как оно есть.
Я лесбиянка.

Многие говорят: мол, просто не нашла нужного человека, не пробовала и так далее. Я пробовала. Но всё не так и не то. На душе неприятно. А вроде и человек хороший, и относится к тебе замечательно. Но всё не то.

Помню как всем и каждому сразу, едва познакомившись, заявляла о своей ориентации, как гордилась этим... Только вот теперь понимаю, что гордится тут нечем. И дело не в том, что это плохо или неправильно. Просто это норма! Это то же самое, что натуралу гордиться тем, что он натурал. Или – я не буду всем и каждому твердить: «Я женщина, здорово, не правда ли?» Это глупо.

Сейчас у меня есть постоянные отношения с девушкой. И они во всем меня устраивают. Мы с ней как никто понимаем друг друга. Да, случаются всякие ситуации. Бывает очень сложно. Я, например, не могу спокойно учиться в институте. Потому что мои одногруппники не принимают меня. Было много проблем в школе, доходило и до драк. Но сейчас я понимаю, что это тоже дало мне некий жизненный опыт, некую почву для размышлений, и я благодарна этим людям. Ведь жизнь – не только белые полосы. Случаются и черные, и они все для чего-то даны.

Мне повезло. Мои родители принимают меня. Да, им это не нравится. Но они не пытаются переубедить меня, не устраивают скандалов.
Я не знаю, что еще сказать. Я просто знаю, что я такой же человек, как и все. И что я счастлива, несмотря ни на что.
Александра, 17 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

А.М.

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Хотелось бы напомнить людям, что Мы есть и вне зависимости от их мнения Мы существуем! Мы – это ЛГБТ-подростки.
Надеюсь, что общественность вскоре сможет адекватно реагировать на таких несовершеннолетних, как я и такое многочисленное Мы. Воспринимать нас как обычных взрослеющих детей, как и подростков, не имеющих отношения к ЛГБТ.
И напоследок хочу пожелать детям-404 большой выдержки и удачи, это уж точно не помешает в жизни. И помнить то, что вы не одни, вы очень важны для этого мира.
Юлия

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Мы обычные дети.
Мы тоже хотим поддержки взрослых.
Мама, папа... Я хочу, чтобы вы услышали меня: я нормальная! Просто люблю ее.
К. С.

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Здравствуйте, я Ксения, жительница Волгограда.
Когда я сообщила маме о том, что я лесбиянка, она начала тягать меня за волосы, дабы «выбить эту дурь», а я думала: какого хрена она делает это? Просто не понимала. Но теперь поняла: в моей семье все гомофобы. И это очень печально, меня не приняли... Но менять ориентацию я не собираюсь.
Ксюша, 15 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Неужели один-единственный ярлык, «грех», как его называют, перечеркивает всё остальное? Почему, узнав о том, что кто-то не такой, как все, сразу забывают его хорошие поступки, достижения и стремления? Неужели нельзя просто принять эту особенность и судить о человеке по характеру и намерениям, а не по ориентации? Что она меняет? Внешность? Поведение? Сущность? Нет. Разве что в лучшую сторону – искореняя ненависть и прививая терпимость.

Мы – дети-404, но мы есть, и мы среди вас. Нам никто ничего не пропагандировал. Ничто не заставит нас измениться. Это бессмысленно: если кому-то нравятся красные яблоки, вы не заставите его полюбить зеленые.

Я горжусь тем, какая я есть, и призываю всех ЛГБТ-подростков принимать себя и бороться за любовь, несмотря ни на что. То, что мы другие, не значит, что мы неправильные! Будьте собой, наслаждайтесь жизнью, любите свободно и верьте, что однажды нас поймут и примут.
С., 14 лет.

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Мне чуть меньше 16 лет. Мне тяжело. Изо дня в день... Я не могу поделиться с родными самым главным. А отсюда вытекает очень-очень многое. Меня просто не поймут, осудят, посчитают извращенкой и, скорее всего, станут «лечить». Я очень часто хочу поделиться с матерью тем, что у меня внутри. Но я не могу. Мне не за кого держаться.

Осенью я рассталась с самым родным для меня на свете человеком, с моей по-прежнему любимой девушкой. Но я должна молчать об этом и натянуто улыбаться. Почти со всеми. Социум вокруг меня сплошь и рядом – гомофобы.

Мне нравятся девушки. Почти всегда так было. Любила я только раз. Я не счастливая кукла без проблем, но это (почти) никому не интересно. Для общества я человек второго сорта (а также «лесбиянка», «извращенка» и, простите, «пидараска»).
Мне никто не пропагандировал мою Сущность и мою Любовь. Это было во мне всегда.

Госдума, Милонов (!) и все прочие! Одумайтесь, пожалуйста. Переборите свою боязнь таких же, как вы, людей. И не несите чуши. А уж тем более не конспектируйте ее в законы.
С любовью, ваш гомосексуал.

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Самое обидное: все кругом считают, что моя ориентация – это переходный возраст. И не объяснишь же, что мне уже 16 лет, что я могу сама решать, что мне делать, а уж тем более – кого любить. И моя семья считает это постыдным. Все они меня презирают. Причем остальные заслуги не ценят. Многим из нас родители запрещают общаться со своими вторыми половинками, контролируют каждый шаг. Как бы хотелось рассказать им об их глупости. Глупо запрещать человеку любить. Глупо и бессмысленно.
Х. Колфилд, 16 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я гетеро. Вы достойны любить. Вы достойны вступать в брак и заводить детей. Вы имеете право на счастье. Вы часть общества – и вас должны услышать!
Илья Лис

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Мне уже 20 лет, но я все равно хочу поучаствовать в акции. Мне есть что сказать.
Дети-404, хотелось бы обнять и поддержать каждого! Главное, чтобы вы не боялись и принимали себя. Это важный шаг. Даже если вам кажется, что вы одни и вас никто не понимает, не расстраивайтесь. Никто никогда не остается один. Оглянитесь и увидите, что вокруг есть люди с похожими проблемами. Пожалуйста, не сдавайтесь, не замыкайтесь в себе, из любой ситуации есть выход, даже если пока его не видно. Любите и будьте любимыми, ведь у вас эта жизнь одна!
Алена И.

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я всегда была «не такая», и о том, что моя ориентация нетрадиционная, я узнала, только почитав случайные статьи. Ненормальной себя не ощущала. Все пытались исправить меня. Пришлось отстаивать свое право быть тем, кто я есть.

С родственниками оказалось не очень сложно. Бабушка, которая меня воспитала, сначала долго не могла поверить, но за три-четыре года она все же приняла всё так, как есть. Я очень благодарна ей за это, несмотря на недоверие, слова «это болезнь» и прочее. Отец до сих пор ждет от меня внуков. (Я надеюсь, что мы добьемся права воспитывать детей в однополых семьях.) Он был очень удивлен, но потом убедился, что я не вру: я не выставляла ничего напоказ, старалась быть честной. Мама до сих пор считает, что это несерьезно. Это, в целом, неважно, поскольку они все равно принимают меня, хотя и предпочли бы дочь/внучку традиционной ориентации.

Рядом со мной сейчас спит человек, которого мне хотелось бы от всего уберечь, но не всегда получается. Мы встречаемся почти полтора года, дружим еще дольше. У нас большие планы. Но мне хотелось бы сказать о другом. Раньше я встречалась с кем-то, даже с парнем – чтобы попробовать (но ничего не вышло, я вымотала ему и себе все нервы, чувствовала, что что-то не так).

Говорят, что гомосексуальность – извращение, и каждый, кто ей «болен», «пропагандирует и заражает других». Но есть мнение, что такие пары бережнее относятся друг к другу и намного вернее, чем гетеросексуальные. Наверное, в этом помогают и законы, пытающиеся заткнуть рот ЛГБТ, хотя мы такие же, как все. Они вынуждают людей цепляться друг за друга, искать поддержки и помощи.

Она младше меня на два года, и я никогда не брошу ее. Просто не представляю, как это – без нее, не понимаю, как жила раньше. Я никогда не смогу причинить ей вред. Однако ее родственники считают иначе. Для них я – извращенка, маньяк-насильник, сумасшедшая. Потому что я не считаю нужным молчать, когда, глядя в глаза, меня поливают помоями.

Я не ненормальная. Я ни в чем не виновата. Я просто люблю эту девушку и хочу заботиться о ней. Неужели нелепо в таком возрасте говорить о чем-то серьезном? Это единственный по-настоящему близкий мне человек, которому я могу довериться полностью, потому что я верю ей.
Я знаю многих людей нетрадиционной ориентации – у меня даже есть лучший друг-гей, что очень для меня ценно, потому что парням такие признания даются труднее, чем девушкам. Я очень ценю каждого человека из своего окружения.
Простите, что так длинно.

Нас не так уж мало, и мы есть – не аномалия, а самые обыкновенные люди.
Анна, 17 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я живу в маленьком городе. До 14 лет вообще не знала, кто такие ЛГБТ. Подарила первый поцелуй девушке. Просто сделала то, что хотела. Никогда не думала, мерзко ли это, правильно или нет, какая у меня ориентация... Даже не знала понятия «бисексуальность». Наверное, вам покажется забавным – в 14 лет не знать ничего о людях с нетрадиционной ориентацией.

Я первый раз влюбилась. В девушку. Лишь тогда меня заинтересовало мое влечение: а что это? Так бывает? Ведь я не видела ничего подобного – и да, немного испугалась. Не могла поделиться этим с друзьями и родителями, поэтому забила в поисковик глупый вопрос: «Может ли девушка влюбиться в девушку?» Так я узнала, кто такие ЛГБТ, поняла, что моя влюбленность – это нормально, что я не больна. С тех самых пор я считаю себя человеком, а никаким не «отклонением». Я обычный подросток, как и все остальные. То, что я люблю девушку, никакой роли не играет.

Сначала я была очень доверчива: поделилась с подругами. Очень удивилась, что многие отвернулись, а одна из них подкараулила меня после музыкальной школы и избила с дружками, крича: «Гребаная извращенка!»

Я ничего не понимала, мне было больно и обидно. Что я сделала не так? За что меня побили? Нашла в Интернете какую-то девушку и поделилась с ней. Она поддержала меня. Рассказала о том, кто такие гомофобы, что не стоит быть такой доверчивой и говорить об ориентации первому встречному. Спасибо ей за совет, он мне очень пригодился.

Я всегда была сильной. Меня нельзя сломить насмешками, оскорблением, давлением. В школе до сих пор ходят слухи, что я лесбиянка, из-за моего стиля одежды и коротких волос. Кто-то осмеливался пару раз поставить мне подножку, но обычно дальше дело не заходит. Трусы могут лишь шушукаться за спиной, однако в лицо ничего не скажут. Я стараюсь не обращать на них внимания. Их мнение меня совсем не волнует.

Единственное, чего я боялась, – что мама узнает. Поэтому я рассказала ей обо всем сама. Вопреки моим страхам, она обняла меня и сказала: «Мне всё равно, какая у тебя ориентация, как ты одеваешься. Ты моя дочь, и я люблю тебя такой, какая ты есть. А ты у меня замечательная». Эта была самая большая радость, наверное, в моей жизни.

Поэтому, дети-404. Дети, которых нет. Не бойтесь. Вам просто лгут. Вы существуете. Никогда не слушайте тех, кто говорит: «Ты неправильный, ты плохой». Как ваши искренние чувства могут быть неправильными? Ведь это вы. Это ваши чувства, а не чужие. Никогда не думайте, что вы одиноки. В мире много добрых людей, которые поймут вас и поддержат. Давайте преодолеем это вместе. Не стесняйтесь себя и не бойтесь. Вы хорошие. Почаще улыбайтесь, не грустите, верьте своему сердцу. Я с вами.
А.

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Почему люди считают, что могут нас унизить, оскорбить только из-за того, что мы младше? Почему они не понимают, что мы тоже умеем любить? Почему если видишь подростка – гея или лесбиянку, то это отвратительно, это дурость?

Больше всего я не понимаю родителей. Говорят, что любят нас. А когда делишься с ними самым сокровенным, слышишь: «Ты нам не сын/дочь, выметайся отсюда».

Знаете, как неприятно.

Вы не имеете право решать, как нам жить.
А.К.

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Раньше я скрывала ориентацию, высмеивала «не таких» людей с друзьями, хотя себя считала лесбиянкой. Невзначай заводила с мамой и папой разговоры об однополых браках, но всё сводилось к тому, что мама говорила: «Они больные. Слава богу, ты нормальная!» (Но нет, я ненормальная – по ее мнению...) Папа был более лоялен. Негативно он относился только к геям. Понятное дело – мужик!

С жестоким обращением сверстников я не сталкивалась – лишь с непониманием. Решила постепенно открываться. Рассказала лучшей подруге. Мы продолжали общаться, как и прежде, но очень часто я слышала, что всё это бред, неправильно и что я должна найти себе молодого человека. Потому что это правильно!
Постепенно всё наладилось, и я решила действовать дальше. Пришла в 10-й класс. Новые люди. Стала открытой. Меня спрашивали о личной жизни – и я спокойно рассказывала, что у меня есть девушка. Снова столкнулась с непониманием и осуждением. Но, как говорится, стерпится – слюбится. Ко мне привыкли, все спокойно относятся, кроме отдельных личностей.

Оканчиваю 11-й класс, часто отстаиваю права ЛГБТ-сообщества перед учителями. Их самый веский аргумент: «Мы все вымрем, дав свободу геям». Смешно! Или: «Девушки становятся лесбиянками, потому что они страшные!» Веселят примитивные суждения...

Единственное – я не могу рассказать семье, приходится скрывать, чтобы мама не узнала. Пока я от нее завишу – помолчу. Но хотелось бы понимания со стороны мамы, очень страшно ее потерять, вдруг она отвернется. А моя семья? Я люблю их ужасно и жизни без них не представляю! Думаю, если они меня любят, – поймут.

Я не молчу – я говорю. Я есть, и я не жертва пропаганды. Я человек. И моя ориентация не делает меня мутантом и ошибкой природы.
Е.Е.

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Уважаемые депутаты!
Скажите, что делать детям-404?
Нам никто ничего не пропагандировал.
Мы просто есть.
А вы приняли для нас закон против нас!
Мы есть и будем!

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я не могу сказать, что мне противна моя ориентация. Мне противно ваше отношение к нам. К детям-404. К детям, которых нет. К ЛГБТ-подросткам. Мне противно, что вы ненавидите нас, ведь причины для этого нет. Мне противна ваша ненависть, ваша неприязнь. Мне противно, что из-за вас совершают самоубийства сотни подростков с нетрадиционной ориентацией. Мне противно, что и у меня были попытки суицида. Мне противно, что вы закрываете на нас глаза, будто бы нас и нет.

Самое противное, что семья редко может поддержать нас, когда мы признаемся в своей ориентации. Знаете... Это и правда страшно. Страшно, что самые дорогие люди не могут поддержать тебя, понять и принять. Они слишком негативно к этому относятся. Меня это раздражает. Что в этом плохого? Плевать я хотела на природу. Да, я люблю девушек. Но это не повод считать меня ненормальной или больной. Я просто немного отличаюсь – и всё. Почему я должна этого стесняться?

Я боюсь говорить маме о том, что я лесбиянка. Она может наорать, ударить, отправить в психушку. Я более чем уверена, что именно так всё и будет. А еще я не удивлюсь, если меня погонят из дома. Всё может быть. Но мне плевать... У меня есть любимая девушка, ради которой я готова на всё. Даже терпеть этот мир...

Дорогие ЛГБТ-подростки. Дети-404. Дети, которых нет. Не бойтесь. Вы есть. Что бы ни говорили наука, правительство, общество. Вы есть. Найдите людей, которые смогут понять вас и принять. Держитесь за них. Вы такие же, как и все остальные. Вы ничем не отличаетесь. Вы не больные. Не странные. Вы не уроды и не ущербные. Вы просто люди, которые по-другому любят. Не стоит этого бояться или стесняться.
К.

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я подросток из Украины.

То, что я «не такая, как все», я поняла год назад. На девочек тянуло еще в детском саду, но тогда я об этом еще не задумывалась. Родители и самые близкие друзья знают.

Друзья, на счастье, не отвернулись и относятся ко мне так же, как и раньше.

С родителями всё было не так гладко. Поначалу доходило до истерик и криков: «Ты позор семьи. Ни у кого в нашей семье такого не было!» или стандартного: «Это же извращение! Грех!».

Сейчас уже вроде получше стало. Родители знают, что есть девушка, которая мне нравится, относятся вполне спокойно и даже улыбаются, когда я говорю о ней. Хотя периодически все равно пытаются «перевоспитать».

Спасибо, что выслушали.
М., 13 лет

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я могу прожить без «благословения» окружающих. Но иногда хочется, чтобы и в нашей стране знали, что моя ориентация – это нормально. Что это обычно. Что не стоит уделять ей излишнее внимание.
Анна

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Я собираюсь стать политиком. Я буду тем, кто отменит этот дурацкий закон.

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Твою мать, что происходит?

Во что превратился этот мир, страна, город?

Почему люди стали настолько злыми и черствыми?

Откуда столько агрессии и непонимания?

Я не могу пройти со своей девушкой по улице за руку. Я не могу посмотреть на нее со всей нежностью, которую я к ней чувствую. Я не могу поцеловать ее в макушку, сидя в кафе. Я не могу прокричать на всю улицу о том, как она мне нужна. Я не могу. И не потому, что я боюсь косых взглядов со стороны или каких-то слов, – нет, к этому я уже привыкла. Потому что мне дорого мое здоровье. Да-да! Именно здоровье! ведь дело доходит не только до угроз, а даже до побоев.

Мрази? Отбросы общества? Низость? Геноцид? Да-да, вы все так и считаете. Но я не могу по-другому. Я не могу любить мужчину.

Мне неудобно надевать юбки, каблуки. Я не могу ходить накрашенная и с длинной прической. Я ношу джинсы, кеды и большую спортивную кофту – я чувствую себя комфортно именно так. У меня мужская походка и сильный удар.

Зачем так реагировать? Люди, одумайтесь. Человека нужно любить не за его пол.
В. Н.

 

linia punktir

 

Фотоакция Out Loud и Лены Климовой "Дети-404. Мы есть".

Обращаюсь ко всем: люди, будьте свободными, никогда ничего не бойтесь. Если вам есть что сказать – говорите, живите одним днем, не теряйте надежды и не падайте духом, всегда цените то, что у вас есть. А главное – имейте цель в жизни.
Е. Ч.

 

linia punktir

  

Фотоакция продолжается.
Вам есть что сказать?
Не молчите.
Присылайте свои фотографии: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. .
Анонимность гарантируется.
Не показывайте лиц, если вам нет 18 лет.
Напишите и покажите то, что вы хотите сказать.
Мы с вами.

Группа в «Вконтакте»: vk.com/deti404

 

На фото: Лена Климова

68577

Не пропустите:

Фото: акции против законопроекта о «гей-пропаганде»

В России и других странах протестовали против законопроекта о «пропаганде гомосексуально...

В Магадане установили памятник Вадиму Козину

В регионе, где приняли закон о запрете «пропаганды гомосексуализма», чествуют певца-гея ...

Французский ELLE: Браки для всех!

Журнал о моде и красоте поддержал однополые браки

Получать новости
Рубрики

О проекте

Контакты

Напишите нам

Социальные сети
TwitterFacebookВконтакте
RSS канал
Подписаться на rss канал сайта