Стимул: исследование потребностей ЛГБТ-людей
09.01.2014

Присвоение идентичностей: женщины-геи и браки гетеросексуалок

    Иллюстрация Виктории Ломаско из серии «Хроника сопротивления»

     


    Вера Акулова о том, почему не всякая солидарность бывает полезной

     

    Полгода назад Ксения Собчак написала свой знаменитый твит: «Ненавижу, когда притесняют по признаку расы, религии или ориентации. Раз это происходит в моей стране, то считайте, что я еврейка, атеист и гей». Похожие публичные заявления — насчет геев — делали и другие гетеросексуальные женщины, например, в виде плакатов на уличных акциях.

    Конечно, это легко и безопасно для женщины — назвать себя геем. Понятно, что женщина не может быть геем. Понятно, что если бы Собчак публично назвала себя лесбиянкой, эффект был бы несколько другой. А именно — ее статус как медийного лица оказался бы под угрозой, она бы подверглась гомофобным унижениям в форме бесконечных расспросов, правда ли это (это знакомо, вероятно, всем нам, кто решается на более-менее публичный камин-аут), и смакования слухов в прессе. Если бы она подтвердила, что она не шутит, возможно, под угрозой оказалась бы и ее карьера телеведущей. Это удобная солидарность в белых перчаточках — чтобы самим не замараться о чужую стигму.

    У лесбиянок бывают и другие союзницы (конечно, и у геев бывают такие же союзники, но сейчас речь не о них), которые относятся к идее солидарности более серьезно и готовы снять белые перчатки.

    Моя хорошая знакомая, художница из постсоветского региона, которой я очень симпатизирую и чье творчество очень ценю, придумала вместе со своей подругой — художницей из одной страны Евросоюза — «матримониальный арт-проект», который состоит в том, что они заключают брак в этой стране Евросоюза, преодолевая многочисленные бюрократические препятствия. Арт-проект посвящен двойной дискриминации мигранток из Восточной Европы и лесбиянок — и задуман как акт солидарности. Именно солидарности, а не речи от своего лица. Дело в том, что обе художницы гетеросексуальны. Моя подруга даже сообщила мне, что и у нее, и у ее соавторки есть бойфренды, которые очень их поддерживают в их начинании.

    Честно, мне не нужна такая солидарность. Мне не нужно, чтобы две гетеросексуалки женились, чтобы показать, как это сложно. Кому показать? Другим гетеросексуал/кам? Потому что лесбиянки, особенно живущие в Восточной Европе, хорошо знают, насколько это сложно. По-настоящему действенным актом солидарности было бы, если бы художница из ЕС заключила брак с украинской, российской или казахстанской лесбиянкой или геем, чтобы помочь им иммигрировать в ЕС. У меня много претензий к институту брака как таковому, и тем не менее, мне неприятно, когда институт однополых браков используют гетеросексуальные люди, чтобы в очередной раз показать гомосексуальным людям, какие они, гетеро, хорошие, прогрессивные и дружественно настроенные.

    Такие маскарадные проекты делают мне больно. Гетеросексуальная женщина может заключить брак с другой гетеросексуальной женщиной, пройти через все соответствующие утомительные процедуры по сбору документов и доказательств, что они действительно пара, — но ее опыт никогда не сравнится с опытом лесбиянки, для которой все это — не игра, и все эти процедуры — не просто бюрократическая тягомотина, а унижения.

    Потому что одно дело, когда госслужащие приходят к тебе в дом проверять, где лежат твои личные вещи и в какой кровати ты спишь, а для тебя все это декорации и, по сути, просто веселое шоу, в конце которого ты вернешься к своему бойфренду. И совсем другое — когда это действительно твоя личная жизнь и твои отношения с дорогим тебе человеком, причем все это уже было вырвано и отвоевано у социума через страхи, конфликты с семьей и с самой собой, а теперь люди в униформе опять смотрят на тебя и твои отношения через лупу, оценивая, достаточно ли вы похожи на гетеронормативную пару, и ты не можешь послать их куда подальше, потому что от получения вида на жительство зависит твое выживание.

    Хотя я, конечно, не знаю досконально ситуации двух этих художниц. Может быть, между ними действительно существуют близкие и глубокие отношения. Может быть, они просто боятся их назвать. Я видела вокруг себя немало таких историй и все чаще задумываюсь о том, не было ли таких историй и в моем собственном прошлом. Сколько есть гетеросексуальных женщин, которые могут вскользь обронить шуточку вроде «Ах, вот если бы я была лесбиянкой…» Что это вообще значит? Я могу предположить только одно: эти женщины говорят о том, что их слишком пугает наша стигма. В самом деле, есть чего бояться. Стигма — страшная вещь. Это болезненный опыт, в котором живет очень много людей. И поэтому ее невозможно примерить на время, как бы этого ни хотелось сочувствующим с той стороны. И поэтому это не тема для шуток с той стороны.

     

    Вера Акулова
    Иллюстрация Виктории Ломаско из серии «Хроника сопротивления»

     

    2643
    iOnline.travel
    Получать новости
    Рубрики

    О проекте

    Контакты

    Напишите нам

    Социальные сети
    TwitterFacebook Вконтакте
    RSS канал
    Подписаться на rss канал сайта