24.11.2013

«Мизулина давно убила в себе все человеческое»

    Иван Кильбер
    Ваня Кильбер с плакатом «Саксония без гомофобии»

     

    23 ноября в немецком Лейпциге прошла конференция «За будущее семьи. Грозит ли исчезновение европейским народам?», которая сразу получила скандальную известность. Депутата Госдумы Елену Мизулину, по ее утверждению, пнули по ноге; антифашисты грохотали по пластиковой обшивке здания, пытаясь помешать проведению собрания; активист организации Quarteera Ваня Кильбер заверил Мизулину, что ее руки в крови ЛГБТ-подростков. О чем говорили на конференции, робот или человек Елена Мизулина и почему российские ЛГБТ хотят уехать в Германию, об этом Out Loud поговорил с участником событий Ваней Кильбером.

     

    Что это была за конференция, что обсуждали участники, откуда взялись протестующие?

    Конференцию организовал право-популистский журнал Compact с довольно сомнительной репутацией. Партнёром журнала в организации мероприятия выступил так называемый Институт демократии и сотрудничества, возглавляет который мадам Нарочницкая. Судя по всему, это какая-то пропагандистская путинская шарашка, созданная выступить против, скажем так, антироссийского климата в европейских и американских СМИ.

    О самом журнале Compact тоже ничего хорошего сказать не могу. Он представляет из себя сборище, по большому счету, нерукопожатных в Германии авторов, которые за последние несколько лет настолько испортили себе репутацию антисемитскими, гомофобскими, порой граничащими с расизмом высказываниями, что они давно уже не вхожи ни в какие другие издания, ни в какие политические круги.

    Любопытно, что у авторов этого журнала нет общего знаменателя, единственное, что их объединяет, это вера в теорию заговора, но кто именно этот мировой заговор осуществляет, на этот счет у них нет общих идей. Мне кажется, если их посадить всех за один круглый стол, чтобы они попытались друг с другом выяснить, кто же стоит за мировой кулисой и рулит всеми процессами: геи, семиты, русские, американцы или другие лобби, – то они просто съедят друг друга и можно в конце прийти с совочком и подмести косточки.

    Это было видно и на этой конференции, там продавалось очень много литературы, и вся она была посвящена различным заговорам. В целом там собрались ярые антиамериканисты, антифеминисты с очень бредовыми идеями. На конференции выступала одна дамочка, которая утверждала, что феминизм убивает мужские сперматозоиды. В зале сидели представители неонацистских организаций, туда пригласили французских и российских гомофобов.

    На мой взгляд, одна из главных целей всей сходки была создать трибуну российским пропагандистам – Мизулиной, Баталиной и Нарочинцкой, которые в своих выступлениях в один голос расхваливали Путина, – чтобы Путин нашел в консервативных право-популистских кругах Германии себе соратников. Мизулина каждое своё выступление так и начинала: «Дорогие соратники…».

     

    Участники конференции столкнулись с протестами. Кто их организовал? В российских СМИ говорится исключительно о ЛГБТ-активистах.

    Это совсем не так. Протестную акцию проводила целая команда независимых общественных организаций Саксонии. Лейпциг является колыбелью неонацизма, но там есть и антифашистские организации, сильны традиции противостояния антифашистов и нацистов. В первую очередь это был протест против правого популиста Тило Саррацина. Когда стало известно, что туда приедет Мизулина, коалиция протестующих расширилась, туда вошёл Союз геев и лесбиянок (LSVD), самая крупная ЛГБТ-организация в Германии, подключились многие другие организации, в том числе и Quarteera, в которой я участвую.

    Мы стали искать способы противостояния этой правой конференции. Уличная манифестация была лишь финалом протестной кампании, а за день до мизулинского сборища была организована и проведена контр-конференция, на которой были представлены очень интересные доклады.

    Была лекция о теории заговора, которую исповедует эта компания, был доклад о самом журнале Compact, что он из себя представляет. Рассказывали об организациях, которые занимаются «лечением» гомосексуальности в Германии, к сожалению, такие все еще существуют. Было там и мое выступление о новой волне беженцев ЛГБТ из России, как следствие мизулинского закона о запрете «пропаганды». Анти-конференция проходила в помещениях университета, было очень много народа. На последней лекции, которую я проводил, было примерно пятьсот человек, хотя был вечер пятницы.

    И, наконец, в субботу утром все собирались и на электричке по степям, по утреннему туману поехали на протестную акцию к месту проведения конференции. Там уже ждала полиция. Полиции было много, поскольку журнал Compact раструбил, что им угрожают.

    Основная протестная акция ЛГБТ должна была проходить в полдень в Лейпциге, в 15 минутах езды на электричке от места мизулинской конференции, поэтому ЛГБТ-активистов у здания конференции было не так много. В основном протестующими были представители немецких антифа, были также знакомые по ЛГБТ-движению и несколько студентов, которые после прошедшей накануне нашей конференции загорелись идеей хоть как-то противостоять этой мизулинщине.

    Я собирался пройти внутрь на само мероприятие, поэтому пришлось заплатить 70 евро за входной билет. Но большая часть протестующих осталась на улице, в зал вместе со мной прошли человек пять. Из зала их тут же выносила охрана, как только они выкрикивали слова «Фашист! Расист!» в адрес Саррацина, который вещал с трибуны о том, что у разных наций разный интеллектуальный потенциал.

     

    В репортаже телеканала «Дождь» говорилось, что «агрессия была проявлена к представителям нашей страны – это очевидно». 

    Как я уже говорил, в большей мере это был протест немецких активистов против Саррацина. В зале конференции я заметил несколько неонацистов, представителей так называемой «нацистской партии Германии». Всех приближающихся к зданию толпа протестующих встречала по одежке. Если на тебе был пиджак, то тебя воспринимали гостем этой расистской гомофобской сходки, и всех таких людей толпа блокировала и не пропускала. Гостям конференции приходилось пробиваться через толпу. Никакого различия по принадлежности к какой-то стране протестующие не делали, всех – и немцев, и французов, и русских – манифестанты встречали одинаково недружелюбно.

    На мне тоже был пиджак, я не хотел, чтобы меня сразу выгнали из зала, и меня в пиджаке точно так же не пропускали, и ребята из антифа, скажем так, толкались. К моменту инцидента с Мизулиной, который она описывает в своём твиттере, я уже прошел внутрь здания. Что там с ней сделали, я не видел, так что судить не берусь. Но мне очень сложно представить, чтобы там кого-то били.

    Я беседовал потом с журналисткой «Дождя», которую толпа встретила также недружелюбно. Я искренне сожалею, что протестующие не сумели разобраться, кто перед ними находится. Но справедливости ради, немецких антифа тоже можно понять, потому что в основном там были журналисты из одиозных СМИ. Например, там были представители «Голоса России» – это пропагандистский путинский канал (интервью), типа Russia Today, а также телеканал «Россия» (репортаж), Life News (репортаж) и тому подобные. Так что у манифестантов реакция на человека с камерой была очень нервной.

     

    Возле здания, где проводилась конференция, протестующие подняли радужный флаг
    Возле здания, где проводилась конференция, протестующие подняли радужный флаг

    О чем говорили на самой конференции?

    Я просидел на этой конференции десять часов, до самого конца. Вынести это, скажу я вам, было очень сложно, хорошо, что с нами была компания журналистов, с которыми мы делились ехидными комментариями.

    К слову, манифестанты создали замечательную атмосферу этому мероприятию. Все выступления участников проходили под непрерывный грохот и шум. Я поначалу не мог понять, что происходит, а оказалось, что протестующие стоят вокруг здания и лупят снаружи по пластиковым стенам этого зала, что создавало жуткую какофонию. Это было очень круто.

    В перерывах заседания я бродил в своём пиджаке среди толпы этих странных людей, прислушивался к их разговорам. Ну, знаете, такого я в Германии не видел и не слышал никогда. Если опускать все рассуждения о заговорах, от которых их просто распирало, ко мне подходили люди с какими-то безумными глазами и рассказывали: «А вы же знаете, что Земля полая, у нее внутри все пусто. И если рыть скважины, качать нефть, то все взорвется и обрушится». Я пытался у них попросить доказательства, напоминал о законах физики. В ответ они говорили: «Ну, вы же понимаете, что это за законы физики. Кто вам расскажет всю правду! Я бы здесь перед вами не стоял тогда…».

    В остальном же участники собирались в группки по пять-шесть человек и с негодованием обсуждали протестующих, пытаясь угадать, кто же их всех нанял и кто за всем этим стоит: «Вы же понимаете, что они не сами встали в шесть утра и сюда приехали. Наверняка этим студентишкам кто-то платит, чтобы они протестовали против традиционных ценностей…»

    Мне кажется, эти разговоры наслушалась Мизулина, когда она затем говорила, что немецкие коллеги «рассказали ей всю правду».

    Зал срывался на овации, когда Баталина с медью в голосе говорила, что президент Путин защищает семейные ценности, что все четыре российские партии единогласно голосуют против «гомосексуализма» и не поддаются «гей-лобби». Баталина спросила зал, почему она не видит здесь немецких политиков, где те, кто защищают немецкую семью, за кого голосовал народ Германии? Сказала, что ей стыдно за Германию…

    Но Баталина абсолютно не понимала, куда она попала. А попала она в калошу. Ни один приличный немецкий политик не может себе позволить прийти на подобное мероприятие с подобного рода докладчиками. Там практически не было прессы. Я сидел рядом с несколькими журналистами, и они сказали, что многие их коллеги решили не писать об этом событии, чтобы не транслировать их бред.

    Нарочницкая, например, сообщила, что никогда не думала, что будет учить Европу демократии. «Мы гордимся нашим президентом, выбранным большинством народа, он настоящий патриот и защитник традиций. У нас настоящая свобода слова, с удивлением смотрю я на царство лжи в современной Европе», - уверяла она.

    Мне все это напоминало паноптикум. В Германии все-таки очень критично относятся к Путину, потому что здесь довольно много и подробно пишут о его «подвигах».

    Мизулина была абсолютно уверена в себе, она вела себя очень нагло, оскорбляла Германию и Европу в каждом своём высказывании. Когда Мизулина заявила, что в России никогда не было насилия в адрес геев, я не удержался и чуть не выдал себя. Я крикнул на немецком и русском: «Это ложь!». Но обошлось, меня не выгнали. А чуть позже девушка крикнула Саррацину «Фашист!», и ее сразу вынесли под белые рученьки.

     

    Давай перейдем к самому интересному, к твоему протестному выступлению на конференции. Как это все происходило?

    Честно говоря, совсем не хотелось тратить целую субботу на этот цирк с конями, но я накануне придумал, что я хочу сказать этой женщине. Сразу стало понятно, что никакого диалога не будет, никакие вопросы из зала этими адептами демократии не принимались.

    Я пронес красную краску и радужный флаг, который пришлось надёжно прятать, на входе обыскивали. И в самом конце, когда Мизулина начала рассказывать про закон «защищающий детей от содомитов», я вышел вперед.

    Нужно было очень быстро намазать руки красной краской, развернуть радужный флаг, и где-то пять-шесть раз мне удалось крикнуть на немецком и русском одну и ту же фразу: «Мизулина, у тебя руки в крови подростков геев, лесбиянок и трансгендеров, убитых или совершивших самоубийство». По-немецки эта фраза более складно звучит.

    Затем меня вывели. Во время моего выступления камеры выдавали крупным планом лицо Мизулиной на огромном экране. Она никак не отреагировала. Это меня убило больше всего. Даже бровью не повела, как говорила монотонным голосом, так и продолжила говорить дальше. Это очень сильно пугает, ты не понимаешь вообще, перед тобой человек или машина? Мне кажется, она давно убила в себе всё человеческое.

    По пути я сумел уговорить охранников, чтобы меня пустили вымыть руки. И пока я мыл руки, меня охранял дядечка-качок, с которым мы разговорились о правах детей. Он извинялся, говорил, что он здесь просто работает и не имеет к происходящему отношения.

    Несколько человек из участников конференции пожали мне руку, выказали свое уважение и одобрение. Мне непонятно было только, почему они сами молчали и слушали весь этот мизулинский бред.

    Представитель «Голоса России» сказал, что у них есть запись моего выступления, стал объяснять мне, что я не прав, что в немецких СМИ страшная цензура, и только они говорят всё как есть. Я тогда спросил их, покажут ли они в своем эфире мое выступление с радужным флагом. Они ответили, что не покажут, но могут прислать запись мне лично.

     

    Ты участвуешь в немецкой русскоязычной ЛГБТ-организации Quarteera. Чем ваша организация занимается?

    «Квартире» два с половиной года. Ещё четыре-пять лет назад мы с друзьями собирали русскоязычные группы для участия в гей-парадах в Берлине и Гамбурге. Сами проводили «Радужный флешмоб» в этих городах. И в какой-то момент после очередной демонстрации перед российским посольством возникла мысль, что может пора как-то организоваться. И мы собрались с духом и оформили нашу организацию.

    Сами по себе мы остались прежними, мы просто друзья, волонтеры, единомышленники. Но как только мы стали организацией, очень многое изменилось. На нас посыпались просьбы об интервью, запросы прочитать доклады о ситуации в России. Мы стали активно помогать немецким организациям найти партнеров в России, стали таким паромщиком между Россией и Германией. И не только с Россией, но и с Казахстаном, Молдовой, Украиной, вот сейчас ещё с Грузией налаживаем связи.

    Изначально мы хотели объединить русскоязычное ЛГБТ-комьюнити в Германии и работать с гомофобией наших местных соотечественников, потому что они часто не воспринимают немецкую просветительскую информацию, отмахиваются. Мы стали устраивать мастер-классы, встречи с русскоязычной молодежью в Германии, рассказываем о проблемах полов. А потом спрашиваем: «Вот мы перед вами сидим, угадайте, кто из нас гей, кто лесбиянка, кто гетеросексуал?» И с этого начинается разговор, порой на час, на два, на три. Обычно это получается очень хорошо.

    Вот этим мы хотели заниматься и занимались, а потом пошла волна запросов о политическом убежище из России, из других бывших советских республик.

    Это люди, которые еще не уехали, но они спрашивают, как уехать? А мы не можем им ничем помочь, мы просто волонтерская организация. Мы можем только отговорить их просить убежище, потому что это последний путь, это очень тяжело и шансов мало. Спрашиваем, кто кем работает, кто какие языки знает, и подсказываем, где можно поступить на учебу, где можно попытаться найти работу.

    И еще помогаем тем людям, которые уже оказались здесь и говорят: «Вот я тут, я не знаю языка, у меня случилась катастрофа…» Потому что все, кто здесь оказывается, это не те, которым «а, мне надоело». После «мне надоело» мало кто уезжает, мне кажется, что никто не уезжает. А если человек оказался здесь, это значит, что к нему «пришли» – это могут быть бандиты, это могут быть чиновники по «защите детей от лесбиянок». Приходит к тебе катастрофа, говорит: «Здравствуй, я пипец». Люди собираются в ужасе, продают квартиры и уезжают не глядя, не зная языка.

    Мы помогаем им здесь сориентироваться на местности, советуем адвокатов. Нам помогают люди. Вот, например, есть у нас знакомая прекрасная трансгендер Эстель, которая в своей обычной жизни работает парикмахером, и она из своего заработка передавала деньги «Квартире», собрала 350 евро, чтобы оплатить языковой курс для одного мальчика, который приехал из России. Для него это важно, потому что чем больше ты можешь сказать по-немецки, тем большее желание и волю адаптироваться здесь ты проявляешь – это больше шансов, что чиновники примут положительное решение и тебя здесь оставят.

    И если два года назад приходил один запрос в месяц об убежище, через год уже был один запрос в неделю, то сейчас приходит в среднем один запрос в день. Поток резко усилился. И причины, думаю, всем хорошо известны.

     

    Беседовал Иван Симочкин,
    «Альянс гетеросексуалов за равноправие ЛГБТ»

     

    8901
    iOnline.travel
    Получать новости
    Рубрики

    О проекте

    Контакты

    Напишите нам

    Социальные сети
    TwitterFacebook Вконтакте
    RSS канал
    Подписаться на rss канал сайта