22.09.2013

Онлайн-хроника: КвирФест 2013. ЛГБТ-полицейские Швеции и России

    gaypolice

     

    В Петербурге с 19 по 28 сентября проходит КвирФест.
    Out Loud ведет хронику событий фестиваля.
    Сегодня - встреча ЛГБТ-полицейских Швеции и России.

     

     18:35 

    И мы снова на площадке "Несуществующий этаж", сегодня в Питере дождливый день. Сейчас начнется встреча шведских и российских полицейских, во время которой поговорят, почему важно поднимать уровень общения между полицией и ЛГБТ-сообществом и как этого достигнуть, с какими сложностями сталкиваются гомосексуальные и трансгендерные сотрудники полиции, и роль полицейских во время проведения правозащитных ЛГБТ-акций.

    vid

     

     18:40 

    И полицейские из Швеции уже здесь.

    p2

    p3

     

     18:59  

    Немного фотовыставки в ождинании начала мероприятия. 

    p4 p5

     

     19:02  

    А об этой уникальной фотографии Out Loud рассказывал отдельно. Советуем тем, кто не успел прочитать, сделать это прямо сейчас. 

    p6

     

     19:16  

    Еще несколько минут и начнем. 

    p8

    p9

     

     19:21 

    Сегодня у нас будет больше текстовая трансляция. Во-первых, фотосъемка запрещена, поскольку нельзя фотографировать российских полицейских, а во-вторых, все-таки будут много говорить. 

    Перед началом сделали объявление, что 23 сентября день видимости бисексуалов. Впервые этот день был отпразднован в 1999 году. Девушки, которые рассказали об этом дне, - модераторы группы о бисексуальности в ВК.

    p10

     

     19:25 

    Народа очень много. Те, кому не хватило мест на первом этаже, разместились на втором.

    p11

     

     19:28 

    Кстати, сегодняшний полицейский из Швеции - Йоран Стантон, о нем уже писал The Village.

     

     19:33 

    Российские участники: Марина (работает непосредственно с людьми, что называется "на земле", не с бумажками), Анна (из другого региона, работа кабинетная, не приходится выходить на разгоны митингов), Андрей (бывший сотрудник, работал в полиции до конца 90-ых годов), Света (бывший интерн прокуратуры). Все имена участников дискуссии из России изменены.

     

     19:39 

    Йоран сначала ушел из полиции из-за гомофобии, но в 1992 году устроился снова, поскольку встретил своего бойфренда, которого не смущала его собственная гомосексуальность.

    В 1998 впервые прошел прайд в Стокгольме, на котором было 6-8 полицейских-геев. И они стали встречаться и чаще общаться. В 2000 году основали организацию, что стало большой новостью для Швеции. В следующем прайде в Стокгольме они вышли уже своей колонной в футболках. В 2002 году обратились к начальству, чтобы участвовать в прайде в полицейской униформе. Начальство, к удивлению, согласилось. Но никто не спрашивал, почему они хотят выйти в униформе, многие коллеги не понимали этого. В то время начальник полиции Стокгольма был смелый человек и противостоял гомофобии. Он сказал, что это наш способ показать разнообразие. 

     

     19:44 

    Йоран: были проведены курсы о том, что такое гомосексуальность для полицейских. Многие в Стокгольме затем сказали, что тоже хотят получить эти знания. Ксожалению, только в Стокгольме получилось провести такие курсы, поэтому другие города в этом смысле отстают.

    Дело не только в ЛГБТ, а в представлении о равенстве людей, о том, что каждый обладает равными правами. Полицейский как никто другой должен иметь знания о правах человека. Благодаря тому, что в прайде они участвовали в форме, многие заявили о том, что теперь готовы стать частью полиции, работать в ней.

    Однако во всей остальной Швеции дела обстоят хуже. В южной провинции Швеции нет никого, кто открыто гомосексуален, а там работают более 3000 полицейских. В Стокгольме же несколько сотен открытых геев в полиции.

     

     19:51 

    Йоран, отвечая на вопрос гостьи дискуссии Аллы о том, насколько трудно быть геем и полицейским, сказал: «Когда у тебя появилась вера в себя, не так важно, что думают другие люди. К тому же в Швеции на нашей стороне закон».

     

     19:53 

    Йоран еще добавил: «В 1995 году я пришел на станцию, где работали 25 человек, 5 из которых были геями. Представляете, как называли наш участок. Но в то же время к нам больше всего поступало заявлений. Именно к нам предпочитали обращаться за помощью». 

     

     19:56 

    Йоран: Главный полицейский Стокгольма является иконой местного гей-сообщества. В 1995 году за нее проголосовали как за лучшего гетеросексуального человека Швеции. В Швеции этот пост можно занимать не более девяти лет. И в прошлом году пришел новый начальник – мужчина, но тоже хороший :) 

     

     19:57 

    Присоединилась еще одна полицейская из России - Мария, работает в полиции 10 лет. Говорит о том, что никаких проблем не испытывает в связи со своей ориентации. Знают только те, кому она хотела об этом сказать. На вопрос, почему не говорит остальным, отвечает, что просто не считает нужным. А вот если сделает человек камин-аут на работе, то что будет, Мария с улыбкой отвечает, что не знает.

     

     20:00 

    Анна не согласна с Марией. Проблемы есть. Невозможно, например, обсуждать свою жизнь, как делают коллеги-подруги. 

     

     20:03 

    Анна: вот парня убили в Волгограде, а убийцы объясняют это тем, что он гей и, может, их простят, я боюсь говорить о своей ориентации. У меня есть ребенок, партнерша. Жизнь дорога, наверное, поэтому мы просим не снимать сегодня нас.

     

     20:04 

    Света, бывший интерн прокуратуры, открыто заявила своим коллегам, когда пошли слухи о мужчине, который может быть геем, и они начали его оскорблять, что так делать нельзя. Свете сказали, что ей нужно уволиться самой или ее подставят. Коллеги возраста Светы поддержали ее, а вот коллеги постарше заявили, что гомосексуальность надо лечить. 

    Сейчас Света работает юристом и у нее хороший начальник, который полностью ее поддерживает и ходит даже на все акции. 

     

     20:07 

    Андрей пришел в милицию, когда еще существовала 121 статья. Статью отменили, но отношение к геям никак не изменилось. Ему приходилось скрывать своего партнера и уходить от разных неловких вопросов во время совместных праздников, например. Затем начались догадываться, стали насмехаться. После девяти лет работы ему пришлось уволиться.

     

     20:10 

    Марине приходится объяснять своим коллегам-мужчинам, что бить геев не надо, что это тоже люди. Знакомые женщины Марины, которые работают в полиции, все вынуждены скрывать свою ориентацию. «Например, носить каблуки на работе». Но Марина в любой момент может уйти с работы, она не держится за нее.

     

     20:12  

    Возник вопрос, правда ли, что в полиции существуют тесты, где есть вопросы о том, тянет ли человека к своему полу. Оказывается, есть много тестов и такие вопросы тоже есть. Люди врут. Марина сказала, что ей знакомый психолог сказала, что они сразу вычисляют геев и лесбиянок, но никому не говорят. 

     

     20:20 

    Вопрос из зала: как я понимаю, начальство не знает о вашей ориентации. Второй вопрос: власть ужесточает политику в отношении ЛГБТ, как это отразилось на ваших коллективах?

    Анна: у нас это вообще не обсуждается. Ни ЛГБТ не обсуждаются, ни гомофобный закон. Ни разу за 20 лет на работе это не обсуждалось. Начальство эта тема вообще не интересует.

    Марина согласна с Анной, что эта тема не возникает. Бывает на личном уровне. Что кто-то говорит о своем негативном отношении к геям.

    Андрей: то же самое и когда я работал. Мне приходилось сталкиваться с геями по работе, я их и задерживал, всякое было. Отношение к ним было крайне негативное, но никто их не бил. С коллегами Андрей прекратил общаться после увольнения.

     

     20:27 

    Затронули тему поведения полицейских на митингах.

    Мария: полицейские носят погоны, им все равно, кто выходит на акции. Они получают приказ, который обязаны выполнять. Большинство, на мой взгляд, придерживаются именно такой позиции. А что делает полицейский после работы, это уже другое дело.

    Анна: нельзя прикрываться только приказом. Это красиво, но ненадежно. У каждого есть совесть. Человек понимает, что он делает гнусь, оправдывая себя получением приказа.

     

     20:28 

    Вопрос из зала: хотели бы вы участвовать в форме в гей-прайдах. Все ответили, что пока даже не один прайд не согласовали, так что еще рано говорить об этом. 

     

     20:31 

    Ох, дискуссия перерастает в юридический форум: УК, Конституция, закон о пропаганде :) «Нет четкого определения пропаганды, а если нет, то за что наказывать тогда».

     

     20:33 

    Из зала: всего полгода назад был один полицейский, о котором мы знали. Сегодня вот уже пять, надеюсь, через год будет уже 25. 

     

     20:36 

    Вопрос к Анне: насколько вы открыты перед ваши ребенком, можно ли ему говорить в школе, что у него мама полицейская?

    Анна: у нас с ребенком политика «Не спрашивай, не говори». Мы на эту тему не общаемся. И он тоже не спрашивает. Ему еще 11 лет. Когда прямо спросит, тогда я все скажу.

     

     20:39  

    Марина, отвечая на вопрос, все ли шли в полицию, осознавая свою гомосексуальность, сказала, что «да» и знала, что придется скрываться. Андрей тоже осознал свою гомосексуальность до прихода в полицию и готов был ее скрывать. В полицию пошел, потому что хотелось, нравилась эта работа.

     

     20:41 

    Отвечая на вопрос Натальи из «Родительского клуба» «Выхода» о том, знают ли родители, Мария сказала, что «нет». Андрей сказал, что знает мама. Анна с родителями не общается. У Марины родители тоже ничего не знают. Йоран отреагировал отлично: «Вся Швеция знает о моей ориентации», чем сорвал аплодисменты

     

     20:48  

    Вопрос из зала: действительно ли более молодые люди относятся к ЛГБТ толерантнее, стоит ли ждать изменение отношения к ЛГБТ?

    Марина: не знаю, не обсуждаем. Но сами полицейские, как правило, только на словах дерзкие, бить то вряд ли будут.

    Анна: ну если в школе у нас о таком не говорят, как смогут думать по-другому.

     

     20:53 

    Вопрос из зала: кто-нибудь сталкивался с шантажом?

    Мария: были попытки, но не увенчались успехом

    Анна: мои родители меня пытались шантажировать, после этого мы перестали общаться.

    Андрей: нет, не сталкивался. Приходилось сталкиваться с попыткой шантажа других людей. В оперативной работе, сталкиваясь с человеком из ЛГБТ, его можно завербовать.

    Йоран: возможно, в 80-ые годы, но этого я практически уже не помню.

     

     20:57 

    Наталья Цымбалова, обращаясь к Йорану, спрашивает, что он, выслушав российских участников, может посоветовать.

    Йоран: я думаю, что курсы, которые мы проводили, могут тут быть затруднительны. Я встречался с молдавскими полицейскими, и мы часа четыре говорили о правах человека. Возможно, в России нечто подобное можно попробовать. Но не может быть так, что придут шведские полицейские и просветят российских полицейских.

    Российские участники сказали, что пока это невозможно.

     

     21:04  

    Вопрос из зала: приняли закон, но что такое пропаганда непонятно. Вот принимается закон, проводили с сотрудниками полиции, где объясняли, что же такое пропаганда? Если человек проявляет открыто свою гомосексуальность, его могут арестовать?

    Анна: арестовывает людей суд. Никаких занятий не проводилось. Как я уже говорила, эта тема вообще не обсуждается.

    Мария: меня больше волнует, что до вступления в силу этого закона педофила можно было посадить за решетку, но теперь уже нет. Скоро появится уже такая статистика. Никто не разъяснял, но мы обсуждали закон именно по теме педофилии и рвали волосы на голове. Раньше была уголовная ответственность, а теперь педофил может нанять хорошего адвоката и дело будет уже административным.

     

     21:12 

    Вопрос из зала: что же делать сейчас, чтобы ситуация улучшалась? Неужели ничего не возможно? 

    Заодно на этом и заканчивается дискуссия.

    Евгения: надо общаться с людьми, с теми же гомофобами. Личное общение.

    Анна: порочная практика объяснять гомофобам, что геи хорошие. Пока на законодательном уровне не будут наказываться люди, оскорбляющие ЛГБТ, ничего не изменится. Я себя воспринимаю евреем в нацисткой Германии, пессимизм.

    Андрей: нужно в большем количестве выходить на улицу, чтобы люди видели, что ЛГБТ не фрики.

    Марина: надо сплачиваться, надо рассказывать всем о правозащитных ЛГБТ-организациях, чтобы приходило больше людей.

    Йоран: очень здорово,что вы находитесь здесь, боритесь и не сдаётесь.

     

     21:15 

    Выложить мы можем только такую фотографию. На верхней части снимка - ноги участников дискуссии.

    Спасибо всем, кто читал нашу трансляцию. Удачи.

    p12

     

     

    3398
    iOnline.travel
    Получать новости
    Рубрики

    О проекте

    Контакты

    Напишите нам

    Социальные сети
    TwitterFacebook Вконтакте
    RSS канал
    Подписаться на rss канал сайта